Бунт на маленьком корабле

Рубрики: Новости.

Недавно на предприятии «Стимул-плюс» Белорусского общества инвалидов состоялось собрание, на котором инвалиды и их родители выступали против ликвидации производства.Люди были очень обеспокоены тем, что в ближайшее время могут лишиться работы. Не по своей вине они снова оказались перед вопросом: где найти работу и как реализовать себя в жизни. Предприятие «Стимул-плюс», к которому они уже прикипели душой, собираются закрыть.

– Искали работу долго. Куда нас только ни отправляли. Никто не хочет брать моего ребенка в штат. Инвалидность – это как клеймо, – с болью в голосе говорит Людмила Колосовская, мама инвалида. – Это невыносимо.

Гомельское производственное унитарное предприятие «Стимул-плюс» принадлежит Белорусскому обществу инвалидов. Специализируется на выпуске рукавичек. 80 процентов рабочих здесь – люди со сложными психофизическими недугами. Но вот уже несколько месяцев они не получают зарплату.

Оказывается, задолженность по зарплате в 27 млн рублей – это уже следствие. Вопросы о ликвидации предприятия поднимались еще летом прошлого года, и в сентябре на президиуме Центрального правления решено было ликвидировать его как нерентабельное. Трудовой 2015-й год предприятие закончило с отрицательной рентабельностью. Но люди против закрытия производства, они возмущены.

– Против ликвидации предприятия выступают родители детей, – продолжает в разговор директор ПУП «Стимул-плюс» Алла Буйневич. – Ведь ликвидировать его значит просто выставить людей на улицу.

Директор ничего не может сделать  этой ситуации. Людей она понимает, но дебиторская задолженность в 32 млн рублей не позволяет найти средства на оплату труда.

С председателем правления Гомельской областной организации Белорусского общества инвалидов у нее разные позиции.

– Мне кажется, что председатель нашей областной организации инвалидов Николай Симонович не задумывается о судьбе этих детей.

Почему предприятие стало банкротом? Вопрос даже для председателя риторический.

– Я не могу на него ответить. Надо ревизию сделать и уточнить, – разводит руками Николай Анатольевич. – Изучить документы, платежные ведомости.

Стоит заметить, что после принятия решения о ликвидации прошло уже достаточно много времени, но ревизией никто не занимается.

Инвалидам вроде бы предложили работу на аналогичном швейном предприятии ЧУП «Швец», учредителем которого также является Белорусское общество инвалидов. Работает оно успешно. Там более современное оборудование, широкий ассортимент продукции. Но люди со «Стимул-плюс» туда не пошли, говорят, что там требуется квалифицированный труд, и они боятся, что не справятся.

– Во-первых, там не тот объем работы, совсем другие требования, – аргументирует Игорь Конопляник, маркетолог предприятия. – Того, чем мы занимаемся на «Стимуле», у них нет, нет таких операций.

– Если мой сын на надомный труд пойдет, чем займется? Вязать мочалки он не умеет. Что мы там сможем сделать, я не знаю, – недоумевает мама еще одного инвалида Ольга Корникова.

Янина Саковская, директор ЧУП «Швец», в котором инвалидам предлагали трудоустройство, однозначно объяснить факт коллективного отказа от предложения работать не смогла.

– Возможно, это боязнь того, что надо влиться в новый коллектив, – предполагает Янина Михайловна. – К инвалидам с такими заболеваниями сложно найти подход.

Но все же директор рентабельного швейного предприятия пообещала инвалидам стопроцентное трудоустройство с подписанием контракта на год. Главное, чтобы у них было желание.

Учитывая сложившиеся обстоятельства, некоторым инвалидам пришлось уволиться, хоть и с неохотой. В их числе  Александр Бондарь.

– Такие предприятия, наоборот, надо сохранять и даже приумножать по возможности, – уверен он.

Согласно отчетам отрицательное сальдо на конец 2015 года составила 7 млн рублей. И если это истинный мотив ликвидации, то инвалидам он непонятен. Хотя бы потому, что верных управленческих решений в этой ситуации так и не последовало.

– Несвоевременная зарплата – это, конечно, проблема, но мы люди терпеливые, можем подождать. Главное, что мы раньше при деле были, в коллективе, – говорит инвалид Кристина Колосовская. – А теперь что? Опять в четырех стенах сидеть? На нашу мизерную пенсию разве проживешь?

Что и говорить, экономические проблемы возникают сейчас у многих предприятий, но ликвидация рабочих мест больнее всего ударяет по самым незащищенным слоям населения – людям с инвалидностью.

За что боремся?

Алла Буйневич говорит, что все дело в падении спроса на продукцию.

– У нас задержка с зарплатой где-то 2-3 месяца. Некоторые наши потребители отказались от продукции, другие задерживают оплату на несколько месяцев. Мы не можем никак на них воздействовать.

Но все же директор не видит смысла в  ликвидации предприятия.

– А куда деваться инвалидам? – недоумевает она. – Работало у нас одиннадцать человек. После всех этих событий осталось только шесть. Уволился Александр Бондарь. У маркетолога Игоря Конопляника трудовой договор окончился в декабре. Инвалид по слуху Лариса Ивановна Суббота ушла на пенсию, к тому же здоровье в связи с такой нервотрепкой у нее ухудшилось.

– И куда они ушли?

– В никуда. Куда они пойдут? Парням по 30 лет, до этого они нигде не работали. Игорь отработал здесь 5 лет. Но кто возьмет инвалида, если у него рука не действует? В городе работы нет и здоровым людям.

– Так зачем же они уволились? Надо было и дальше вместе отстаивать свои права.

– Во благо предприятия, чтобы задолженность по зарплате не росла. А если предприятие сохранится, они возвратятся обязательно. Им больше деваться некуда.

Алла Васильевна считает, что предприятие нужно, в первую очередь, самим инвалидам. Например, сейчас здесь трудовую реабилитацию проходят два человека. И желающих трудоустроиться много. Но никого не берут в связи со сложившимися обстоятельствами.

Да, к сожалению, предприятие в последнее время нерентабельное. Работают себе в убыток. Причин много. Но главная – зависимость от потребителей, которые месяцами не оплачивают приобретенную продукцию. Это некоторые гомельские предприятия и строительные организации.

– Они и сами в последнее время еле-еле выживают. Куча своих проблем, – констатирует Алла Васильевна. – А у нас нет рычагов, чтобы надавить на них, выбить заработанные деньги.

Свою продукцию «Стимул-плюс» поставляет малыми партиями, в основном на местные предприятия. Есть заказчики и в других регионах, например, недавно позвонили из Светлогорска. Но как доставить изделия? Своего транспорта нет. Нет его и в областной организации инвалидов. Доходит до того, что директор за свой счет развозит заказы на такси.

Другая причина – много конкурентов. Даже на ЧУП «Швец» пошивом рукавиц занимаются и надомники, и здоровые швеи в цеху, когда работы нет.

– Так, может, разумнее было бы не конкурировать двум родственным предприятиям, а сотрудничать, объединиться с ними?

– Я предлагала, они отказались. В июле прошлого года принималось такое решение, но впоследствии руководство ЧУП «Швец» объединяться передумало.

– Так есть ли свет в конце тоннеля?

– Выход, конечно, есть, если мне дадут работать. Если же нет, что я смогу сделать? Жалко людей, которые останутся выброшенными на улицу. Им предложит «Швец» трудоустроиться надомниками. Но они ни шить, ни вязать не умеют. Это люди с психоневрологическими заболеваниями. Они обучены одной операции, и переучиваться им будет трудно. У нас они сидели возле швеи и выворачивали рукавички. Занятие монотонное, но работали добросовестно, были в коллективе. Кто будет с ними возиться? Никто.

– Выходит, что нерентабельное производство, недееспособные инвалиды никому не нужны?

– Правлению областной организации БелОИ выгоднее забрать у нас площади (а это 100 квадратных метров) и сдать их в аренду.

На одних рукавичках далеко не уедешь

– Осенью прошлого года на президиуме Центрального правления БелОИ было принято решение сначала о присоединении «Стимула» к ЧУП «Швец», и повторное – о ликвидации «Стимул-плюс», – резюмирует Николай Симонович, председатель правления Гомельской ОО ОО «БелОИ».

Причина? В связи с убыточностью предприятия, нерентабельностью. Это не со стороны Симоновича инициатива была. Согласно бухгалтерским отчетам, кредиторская задолженность предприятия составила более 40 млн рублей, в т.ч. и налоги в государственный бюджет. Оборудование там не новое – другие госпредприятия когда-то отдали им списанное. На ЧУП «Швец» картина другая. За последние годы у предприятия наладились хорошие деловые отношения с управлением по труду, занятости и социальной защите Гомельского горисполкома. В рамках Государственной программы по трудовой реабилитации и адаптации инвалидов предприятию были выделены финансовые средства на организацию рабочих мест для инвалидов. Да и ассортимент продукции у них более разнообразный. Здесь изготавливают постельное и столовое белье, рабочую одежду, те же рабочие рукавицы, а на «Стимуле» – только рукавицы. Когда-то у них была вязальная машина, носки вязали, но это было, можно сказать, при царе Горохе. Результат, как видим, налицо.

– А как обстоят дела с переходом в ЧУП «Швец»?

– Мы проводили вместе с родителями инвалидов собрание. Янина Михайловна Саковская пообещала всем родителям, что при ликвидации предприятия всем работникам «Стимул-плюс» будет предоставлено рабочее место. Но родители отказываются переводить туда своих детей, настаивают на продолжении работы на «Стимуле».

– А в чем дело? Может, им так удобнее добираться на работу или условия там лучше?

– Нет, они находятся в одном здании – «Швец» на третьем, а «Стимул» на четвертом этаже.

– Что же вы можете предложить в итоге?

– Директор и рабочие сопротивляются закрытию. Мы проведем ревизию финансово-хозяйственной деятельности предприятия, определим, «на каком свете» находится оно на самом деле, затем проведем президиум Гомельской областной организации БелОИ и примем окончательное решение – оставлять или ликвидировать.

Шить или не шить?

Что сказать в заключение этой непростой истории? Напомню читателям, что еще двадцать лет назад в Гомеле функционировало более десяти предприятий инвалидов. Сегодня же их осталось только четыре. Или уже три?

Вы скажете, что выживает сильнейший. При этом люди с инвалидностью в расчет не берутся? К сожалению, да.

Кажется, есть площади, оборудование. Сложился коллектив добросовестных работников. К тому же государство предоставило льготы по налогообложению для предприятий, где работает более 50 процентов инвалидов. Надо настойчивее заявлять о себе, показывать, на что вы способны. Любому инвестору такое предложение может показаться интересным. Не надо только уповать на то, что у нас все плохо, что нас ликвидировать нельзя, что мы будем продукцию не продавать, а затоваривать склады. Производство ведь можно перестроить, перепрофилировать.

Самим инвалидам нужно смелее заявлять о себе. И быть открытым для общения, быть готовыми переучиваться, перестраиваться, работать на полставки, четверть ставки, пока предприятие не войдет в колею. Ведь на мелкие товары есть спрос, надо только не лениться и находить рынки сбыта. И поиски их вести не только в своей республике, но и за ее пределами.

Лилия ЗИЗИКО

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.