Интеграция в действии

В сентябре ушедшего года Министерство образования Республики Беларусь утвердило Концепцию развития инклюзивного образования детей с психофизическими особенностями развития (далее – Концепция).

На внедрение Концепции отведено 5 лет. До масштабного перехода к инклюзивному образованию основным инструментом обеспечения равных возможностей для детей с инвалидностью является обучение на дому и в интегрированных классах.

О проблемах и путях повышения эффективности интегрированного образования, механизмах противодействия дискриминационному отношению к особенным детям и формирования позитивно настроенных школьных сообществ рассказывает директор УО «Средняя школа № 25 Минска» Ольга ЯКУШИК.средняя школа № 25 Минска, интегрированный класс, инклюзивное образование, дети с психофизическими особенностями, Концепция развития инклюзивного образования Беларуси

– Ольга Александровна, возглавляемая вами школа одна из немногих в Минске, где есть все необходимое для обучения детей с ограниченными возможностями, в том числе с нарушениями функций опорно-двигательного аппарата (далее – нарушениями функций ОДА), и их адаптации к обычным условиям социальной среды. Достаточно ли в городе таких учебных заведений?

– В принципе, школ достаточно. Во всех районах города все новые школы оборудованы всем необходимым для обеспечения безбарьерной среды: везде есть пандусы, лифты. Такие школы физически готовы принимать детей с нарушениями функций ОДА. Готовы ли морально? Это уже другой вопрос.

К сожалению, нарушения функций ОДА чаще всего не являются единичными. Зачастую им сопутствуют и другие нарушения.

– Сколько в школе таких детей?

– У нас 25 детей с особенностями психофизического развития на полторы тысячи учащихся. Из них с нарушениями опорно-двигательного аппарата – 11. На 3-4-х «опорников» есть сопровождающий – помощник воспитателя. Он перевозит детей из класса в класс, возит их в столовую и санитарные комнаты, оказывает «особым» ученикам иную помощь.

– Как, на ваш взгляд, будет работать Концепция развития инклюзивного образования детей с особенностями психофизического развития?

– Начнем с того, что инклюзивное образование касается не только детей с особенностями. Инклюзивное образование принципиально отличается от интегрированного тем, что все дети без исключения обучаются по одним программам.

Инклюзия – это совместное обучение не только детей с ограниченными возможностями, но и детей из многодетных семей, из семей беженцев, детей, находящихся в социально опасном положении… У них тоже есть определенные особенности, которые мы в школе должны учитывать.

– Кто помогает школе в решении проблем, возникающих в процессе интеграции?

– По данному вопросу мы тесно сотрудничаем с кафедрой специального образования БГПУ им. М. Танка, специалисты которой присылают к нам на практику студентов-дефектологов.

В настоящее время в БГПУ вопросы обучения детей с особенностями стали преподавать на всех факультетах. Потому что, к примеру, в начальной школе на помощь учителю всегда придет учитель-дефектолог.

А как вести себя с особенными детьми учителю математики или физики? Как ребенку с ДЦП, который не может держать в руках циркуль, преподавать геометрию? Поэтому каждый учитель-предметник должен знать особенности развития детей с различными нарушениями.

– Бытует мнение, что часть родителей детей с особенностями, в том числе с нарушениями функций ОДА, боится отдавать ребенка в школу….

– У нас данной проблемы нет. На протяжении последних двух лет в школе существует очередь для определения детей в интегрированные классы. Это связано с тем, что мы принципиально открываем на параллели только один интегрированный класс, в котором обучаются не более пяти детей с особенностями.

В целом сегодня в школе существует примерно такой же баланс соотношения здоровых и особенных детей, как в обществе в целом. Мы – не специализированная, а обычная средняя школа. Тем не менее, на каждого особого ребенка составляется свой учебный план, разрабатывается программа психолого-педагогического сопровождения, которую реализуют школьные педагоги-психологи.

– Дети с особенностями также имеют возможность обучаться на дому. Какую форму обучения предпочитают родители?

– Если ребенок может посещать школу, родители делают для этого все от них зависящее. У нас есть папа, который открыто говорит, что ему не важно, какие отметки будет получать ребенок. Главное, что дает посещение школы особенному ребенку – возможность социализации. При этом, если у ребенка на уроке нет обратной связи, это не означает, что ученик ничего для себя не берет. Никто до конца не знает, как работает наш мозг.

– Возникают ли проблемы с родителями здоровых детей, когда они узнают о том, что класс будет интегрированным?

– Этот вопрос мне задают очень часто. У нас были делегации из России, Китая, недавно школу посещали норвежцы, они тоже спрашивали об этом.

Вообще, когда мы только открылись, такая проблема существовала. Возможно, потому что многие до сих пор убеждены в том, что интеграция – это плохо. Нам понадобилось несколько лет, чтобы этот стереотип сломать. Сегодня проблем практически нет. Мы достаточно серьезно работали над имиджем школы, разъясняя не словами, а действиями, что интеграция – это хорошо.

Интеграцию учащихся мы начинаем с 1-го класса. Это связано с тем, что у маленьких детей вообще нет барьеров. Они свойственны больше нам, взрослым.

Когда в первый класс приходит ученик с нарушениями ОДА, с синдромом Дауна или аутистическими особенностями, дети 6-7 лет этой разницы не замечают. Они привыкают и воспринимают таких детей как норму.

Что касается родителей, то в начальной школе самое важное для родителей – педагог. Поэтому в интегрированных классах работают лучшие педагоги.

При этом интеграция очень хороша и для здоровых детей, поскольку классы интегрированного обучения и воспитания имеют меньшую наполняемость. Одно дело, когда на уроке сидит 20 учащихся, и другое дело, когда 30.

При полной интеграции в начальной школе дети, имеющие определенные особенности, на некоторых уроках уходят к учителю-дефектологу. Они интегрируются со сверстниками на общеразвивающих предметах, таких как изобразительное искусство, музыка, человек и мир и так далее. Для здоровых детей это означает, что, к примеру, на математике в классе будет не 20, а 15 человек.

Большинство родителей учеников интегрированных классов понимают, что совместное обучение разных детей способствует воспитанию толерантности, уважительного и доброго отношения друг к другу.

В то же время у нас есть учащиеся с особенностями, не обучающиеся в интегрированных классах.

К примеру, Егор, о котором уже писала газета, самый легкий вариант, если так можно выразиться. Мы никогда не рассматривали его как ребенка с проблемами. У нас есть и другие «легкие» дети.

В 8-м классе у нас учится Кристина, мама которой изначально отказалась от интеграции. У Кристины нарушения ОДА, она учится в обычном классе по общеобразовательной программе. В начальной школе Кристину на занятия привозила мама. Сейчас девочка достаточно самостоятельна: на коляске без помощи взрослых ежедневно приезжает в школу, свободно, не комплексуя, «гоняет» на коляске по району. У нее множество друзей.

И, возможно, это правильно, что родители и школа не ограничивают свободу таких детей, так как они нуждаются преимущественно в двигательной коррекции.

– Как родители особенных детей участвуют в жизни школы?

– Родители активно помогают школе. В настоящее время они предложили за свой счет установить в некоторых местах школьных коридоров поручни, чтобы во время перерыва дети могли тренироваться: пройти несколько метров, держась за поручень.

– Каковы взаимоотношения между обычными и особенными детьми?

– По большому счету жалоб от родителей особенных детей нет. Они самые частые посетители у нас в школе. Некоторые сопровождают детей весь учебный день: просто находясь в школе, ожидая детей, присутствуя на занятиях.

Конечно, существуют какие-то межличностные детские проблемы. Но серьезных конфликтных ситуаций в школе нет.

– Ольга Александровна, как вы считаете, существует ли необходимость к разработке ежегодных городских и районных программ по созданию безбарьерной среды? Привлекать школы на уровне сбора информации, согласования уже готовых проектов, чтобы никто из детей, жизненно нуждающихся в установке пандуса или подъемника, не выпал из программы из-за того, что кто-то перепутал адрес его проживания…

– Разумеется, мы могли бы отслеживать детей школьного возраста, обучающихся у нас, так как в основном знаем их проблемы, в том числе и вне школы.

– С какими организациями, занимающимися проблемами лиц с ограниченными возможностями, школа сотрудничает?

– В основном мы сотрудничаем с организацией «Особый мир», «Мир без границ», БелАПДИиМИ, проводим с ними различные мероприятия, конкурсы.

Раз в году, чаще всего в декабре, проводим городской интеграционный форум, в котором принимают участие представители школ города, где есть дети с особенностями психофизического развития. Форум проходит в виде командных соревнований. В прошлом году мы провели два форума. К проведению летнего форума спортивно-реабилитационный комплекс «Эгалитэ» подарил нам оборудование для занятий адаптивными видами спорта.

– Есть ли у вас как у директора какоето желание или мечта?

– Не знаю, мечты это или нет, но сегодня нам очень не хватает тьютеров – помощников педагогов. К сожалению, инструкции по определению количества тьютеров в школах пока не существует. Это же относится к количеству помощников воспитателей, сопровождающих учащихся с ОДА. Ставки помощника воспитателя выделяются только решением районной администрации. При этом один работник сопровождает 3-4 учащихся с нарушениями ОДА. Но если детей надо отвести в столовую, санитарную комнату, то три коляски один человек одновременно везти не сможет. Возможно, физически получится одной рукой везти коляску, а другой – за руку ребенка, который передвигается самостоятельно… Согласитесь, это проблематично…

Нам очень нужны специалисты, которые не просто подведут ребенка к доске, а смогут, находясь в общем классе, что-то ему объяснить, подсказать… Не стоит забывать, что особенные дети учатся в другом режиме, медленнее выполняют те или иные задания, и им нужна помощь…

Представьте, на уроке присутствует 5 детей с особенностями. Педагог-предметник физически не в состоянии уделить внимание всем.

В настоящее время в некоторых школах в рамках эксперимента выделены ставки тьютеров для помощи детям с аутизмом. Предполагается, что тьютер будет закреплен за конкретным ребенком.

Надеюсь, что придет время, когда проблема тьютеров будет решена и в нашей школе.

Беседовала Мария ОСИПОВА

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.