Любовь милосердная

Рубрики: Новости.

На стене в просторном холле дома семьи Латышевичей – надпись на английском «С любовью – детям». Дети – вот они, во всем большом доме. А о любви мы как раз и будем говорить.

 

«Папочка! Забери меня!»

– Мы с мужем Андреем начали свою работу… нет, расширили свою жизнь, принимая детей в свое сердце, – поправляет себя Варвара Латышевич, – сразу как поженились. Я работала в Санкт-Петербурге, была руководителем благотворительного фонда, летом мы проводили акции в санаториях и детских оздоровительных лагерях. И однажды случилась такая ситуация: мы с Андреем шли к руководству договариваться о мероприятии, а к нам выбежала маленькая девочка, наверное, ей было годика четыре или пять. Она подбежала к Андрею и говорит: «Папочка! Ты приехал! Забери меня!» И у нее слезы из глаз льются градом. – Моя собеседница сама рассказывает об этом со слезами. – А мы стоим вдвоем, смотрим на нее, не понимаем даже, что происходит. Потом подбежала воспитательница, начала перед нами извиняться, тихонько-тихонько стала девочке что-то говорить и увела ее. Этот случай очень повлиял на нас, оставил глубокий след. И эта боль, и сострадание, и любовь к людям так сильно вонзились тогда в наши сердца.

Мы беседуем, и к нам постепенно подтягиваются ребята, садятся рядом. Время от времени Варвара Анатольевна отвлекается от разговора со мной и жестами беседует с детьми.

– Когда мы с Андреем только поженились, мы начали думать о том, как можем помочь таким оставленным детям, как можем послужить другим людям, которые в нас нуждаются. Позже мы вернулись в Минск и в 1997 году зарегистрировали Белорусское благотворительное общественное объединение «С любовью – детям», целью которого является помощь детям-сиротам, детям-инвалидам и вообще социально незащищенным людям. Собралась группа людей, которые хотели этим заниматься, и вот так начала действовать организация. Мы стали ездить в детские дома. В то время – напомню, это был 1997 год – дети ели алюминиевыми вилками из железных тарелок, да, было такое время. Мы начали с того, что привозили посуду, зимнюю обувь, канцелярские товары… Потом увидели, что детям нужна не столько финансовая помощь, сколько тепло и внимание. Вот так в 2002 году мы создали программу социальной адаптации для выпускников детских домов. Мы провели выездной лагерь и, конечно, влюбились в этих детей… – говорит женщина, а я отчего-то уверена, что и те дети тоже безмерно полюбили своих наставников.

Неделя для общения

– Вообще мы не распространяем информацию о деятельности нашего объединения, не рекламируем его, просто делаем свое дело – и радуемся тому, что это получается. И вот в последнюю неделю октября, на осенних каникулах, мы собрали в нашем доме девятнадцать детей-инвалидов по слуху. Они приехали из школ-интернатов в Бобруйске, Пинске, Ждановичах и Минске. Трое ребят – сироты, есть дети из неполных или неблагополучных семей.

Без преувеличения скажу: это было потрясающее время! К тому же, к нам в гости приехали друзья – семейная пара из Голландии, Пит и Винике Компаан, со своим младшим сыном Мартином – он неслышащий. Вообще у них шестеро детей: трое глухих и трое слышащих. Муж сорок лет отработал педагогом, одно время он преподавал в школе для глухих детей, и у него очень хороший опыт взаимодействия с ними. А еще за эти пять дней мы провели для ребят курс английского и голландского жестового языка. Считаю, что для них это очень важно и необходимо, это поможет не оставаться в своем узеньком социуме – мире глухих, а больше общаться с людьми. Тем более, что техника теперь позволяет это делать: есть интернет, есть «Скайп». А общение с нашими гостями, думаю, расширило для ребят понимание мира, понимание того, как живут глухие люди в других странах. Вот наша девочка Яночка очень быстро запомнила жесты, выучила азбуку, цифры на английском и голландском.

В подтверждение этих слов Яна, которая сидит поблизости, здоровается, рассказывает, как ее зовут. И говорит не только жестами, но и голосом, у девочки это получается очень неплохо.

– За эти дни ребята сдружились, стали больше общаться, у них в отношениях друг ко другу появилось больше тепла, – продолжает рассказывать женщина. – Мы много гуляли, разговаривали, были в дельфинарии, ребята рисовали, делали поделки. Вообще мы старались, чтобы они все время были заняты и проводили время с пользой. Еще в флорбол играли (флорбол – это хоккей в зале, в него играют пластиковым мячом и со специальными клюшками). В Беларуси не все знают про эту игру, хотя у нас даже есть федерация по флорболу. Мы проводили чемпионаты, девчонки и мальчишки носились с клюшками, им было так весело, – с улыбкой вспоминает Варвара Анатольевна. – А в последний вечер дети устроили фантастический концерт! К нам приехали и родители некоторых ребят, они очень удивлялись, когда их дети начали говорить на английском и на голландском.

А потом мы с Мартином посетили несколько іх глухих людей, и одна женщина, одинокая пенсионерка, которая живет в коммуналке, сказала нам: «Я первый раз в жизни встречаю человека, который говорит на иностранных жестах! Я так рада, что вы приехали, и я могу с вами пообщаться!» Все-таки глухие люди всегда остаются в изоляции, наше общество недоброжелательно к ним. Вот, например, когда сын наших гостей из Голландии переехал жить в небольшой поселок, его жена (она говорящая) пригласила всех желающих на курс простого жестового языка. И на занятия стали ходить двенадцать человек! Когда их сын пошел на работу, его коллеги начали изучать жесты, чтобы иметь возможность общаться. В нашей же культуре такого нет, это даже представить себе сложно. Если ты глухой – это твои проблемы. Хотя, конечно, есть люди, которые настроены доброжелательно и относятся с пониманием.

Любимый возраст

– Нам очень нравится подростковый возраст, – говорит Варвара Латышевич. – Подростки такие сложные, у них так много амбиций, столько всяких возрастных перемен. Это ответственный период жизни, и нам нравится отвечать на их вопросы, где-то направлять, где-то подсказывать, показывать настоящие жизненные ценности.

У Варвары и Андрея трое детей: старшая дочь учится в Белорусском государственном университете на юридическом факультете, сын – в гимназии-колледже при Академии музыки, а младшая дочка пока просто радует родителей. Но кроме родных, кровных есть и другие дети.

– Раньше, – рассказывает Варвара Анатольевна, – мы работали просто с детьми-сиротами, а потом увидели, что среди глухих ребят тоже есть сироты. Пять лет назад мы приняли двух ребят, которые тогда учились в Мстиславской школе-интернате для глухих детей, а потом их перевели в Бобруйск. Мы заметили, что они очень хорошо социализировались. Из-за диагноза одного мальчика, Димы, было непонятно, может ли он вообще обучаться, получать профессиональное образование. Но мы общались два года, он приезжал к нам на выходные, на каникулы, и мы такие изменения увидели! Он просто погрузился в общение с говорящими людьми, сам начал голосом говорить, жестами показывать.

Вообще мы имеем статус опекунской семьи, в прошлом году у нас на воспитании было трое детей, и сейчас один мальчик еще остался на опеке. Были дети на патронате, которые приезжали к нам на выходные. А есть ребята, которым исполнилось восемнадцать лет, то есть наши официальные отношения уже закончились, но они приезжают к нам, помогают, чувствуют, что это их дом, их семья. Сейчас в нашей семье живут трое совершеннолетних ребят.

Одного нашего мальчика Андрюшу в два годика забрали от пьющих родителей в дом малютки, потом была школа-интернат. Он сам и воровал, и пил, и курил, и ругался. Но так получилось, что его старший брат стал участником нашего проекта социализации выпускников детских домов, а потом мы встретились и с Андреем. «Теперь у меня настоящая жизнь, – говорит он, – я не курю, не пью, у меня появились жизненные ценности, я чувствую себя счастливым человеком». Он работает у нас в Ждановичах на агрокомбинате пчеловодом, очень старается. Говорит: «Я так пчелок своих люблю, я так за ними ухаживаю!» И очень часто к нам приезжает.

А в прошлом году, – вспоминает моя собеседница, – когда праздновали Новый год, я пригласила всех ребят, и у нас собралось сто два человека. Некоторые из ребят уже с женами и детками были. И это все наши дети, они прошли через нашу организацию и через нашу семью. Конечно, нам с мужем было бы не под силу справиться одним, но у нас есть друзья, есть волонтеры и члены организации, которые всегда рядом и поддерживают нас в нужную минуту.

*  *  *

А я вспоминаю вечное и неизменное: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает». И я рада, что смогла узнать одну из граней этой прекрасной любви.

Нина КАЗЛЕНЯ

Фото из архива семьи Латышевичей

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.