Повороты судьбы

Рубрики: Новости.

Дверь открыл подтянутый, среднего роста мужчина с легкой сединой в волосах. Разговор предстоял долгий. Я шел на встречу с Служил в Афганистане, Баграм, горячие точки, потерял в бою глаз, был ранен, ГДР, площадь Шахидон и площадь Озоди, Таджикистан, Душанбе, капитан Мелешко, танкичеловеком, прошедшим огромный жизненный путь, побывавшим в нескольких горячих точках нашей планеты, человеком, потерявшим в бою глаз и получившим многочисленные осколочные ранения, но не утратившим стремление жить, работать и радоваться жизни.

Писать материал о судьбе человека всегда сложно. Нужно уметь найти подход, расположить к себе собеседника, правильно и тактично задать нужный вопрос. А воспоминания всегда навевают грусть, иногда они заставляют задуматься, вспомнить о тех, кто был тебе очень дорог и кого рядом нет.

Итак, знакомьтесь: Василий Зеновьевич Мелешко. Родился 9 ноября 1963 года в д. Котели Логойского района Минской области. В 1980 году окончил Минское суворовское училище. Первый поворот судьбы произошел в момент подачи документов. Дело в том, что при поступлении в училище курсанту должно было исполниться 15 лет, а Василию на тот момент было всего 14! Тогда его отец пошел в сельский совет по месту жительства и попросил переписать свидетельство о рождении сына. Так у Василия Зеновьевича стало два дня рождения: официальный и неофициальный – 9 января 1963 года.

Парень твердо решает связать свою судьбу с армией, стать кадровым военным. По окончании суворовского училища он без сдачи вступительных экзаменов поступает в Ульяновское танковое училище. А в возрасте 17 лет принимает военную присягу. Еще один поворот судьбы: ведь по воинскому Уставу отдавать присягу на верность Родине положено с 18 лет! Но что тут поделаешь, как говорится – служба есть служба. Четыре года учебы пролетели быстро и незаметно. В 1984 году молодой лейтенант прибывает на службу в город Мукачево Прикарпатского военного округа Закарпатской области. Там его назначают командиром танкового взвода. Лейтенанту служба нравится, но ему хочется проявить свои личные качества и полученные командирские знания в условиях реальных боевых действий. Мужчина забрасывает командование рапортами: просится на службу в Афганистан.

– Меня сразу не отпускали, говорили, пусть у этого лейтенанта усы отрастут, – вспоминает Василий. – Мечта осуществилась в 1985 году. Мой рапорт утвердили. Я прибыл на службу в Афганистан. Тогда мы охраняли аэродром, находившийся недалеко от Баграма. Потом произошла ротация, и нас вывели в Термез. А все потому, что кто-то из высшего командования решил, что танки для ведения боя в Афганистане неэффективны, и нас заменили на мотострелков. Скоропостижное и необдуманное решение впоследствии оказалось роковой ошибкой.

– В Афганистане каждый человек проверялся на выносливость, честность и преданность воинскому долгу. Сплоченность помогала выжить, помогала побеждать. В Термезе нас расформировали. В 1988 году меня переводят на службу в Таджикистан, а немногим позже назначают командиром пятой разведывательной танковой роты, обеспечивающей беспрепятственный проход тем, кто выходил из Афганистана. В скором времени генерал Борис Громов заявил, что за его спиной советских солдат в Афганистане не осталось. Но жизнь твердила о другом. На протяжении нескольких месяцев с гор Памира мы вытаскивали изнеможенных и израненных бойцов, выходивших с территории Афганистана самостоятельно. О них просто забыли. Только силами моей разведроты были спасены десятки воинов-интернационалистов. Чтобы напомнить о себе и о своих забытых товарищах, мы собрали все боевые награды, и отправили их на адрес Министерства обороны.

15 февраля 1989 года советские войска покинули Афганистан. Так закончилась 10-летняя война, в которой Советский Союз потерял свыше 15 тысяч своих граждан. И понятно, что День вывода войск из Афганистана – это и праздник афганцев-ветеранов, и день памяти и скорби всех погибших воинов-интернационалистов.

– С 1989 по 1991 год я проходил службу в ГДР. 9 ноября 1989 года рухнула Берлинская стена. Практически для всех эта новость стала неожиданной. О том, что берлинцы рванули к стене, даже руководство ГДР узнало слишком поздно. Ситуация в разделенном городе вышла из-под контроля. В Берлине на тот момент находились наши войска. А почти в самом центре города располагалась берлинская бригада. Но ни один советский, американский, британский или французский представитель не знали заранее, что граница окажется открыта. Лидеры ФРГ пребывали в неведении. Даже сейчас ответить на вопрос, что же произошло на самом деле: заговор внутри ГДР, хитрая комбинация ее противников, или, как это часто бывает в истории, простая случайность – никто не берется.

– Наш полк должен был выводиться с территории ГДР на ровенский полигон. А у меня в тот момент в Душанбе уже была своя квартира. Тогда я решил приехать в Минск, надеялся после распада СССР продолжить службу в Беларуси. Обратился к начальнику отдела кадров полковнику Колковскому. Он меня выслушал и сказал: я все прекрасно понимаю, мы обязаны забрать вас для дальнейшего прохождения службы, но у нас есть только должность командира танкового взвода. А я на тот момент был в должности заместителя командира батальона. Было обидно. Но горечь быстро прошла, и мне ничего не оставалось, как вернуться в Душанбе. Там меня назначили заместителем командира батальона. Но вскоре произошло то, что и должно было произойти: советские войска оказались в Таджикистане никому не нужными. В стране произошел кризис власти. Собрались две противоборствующие стороны: площадь Шахидон и площать Озоди. В тот период в Таджикистане правили кланы. Например, на Памире местные жители считали себя не таджиками, а потомками Александра Македонского. Самые сильные кланы были у выходцев из Ленинабадской области. Там большой процент мужского населения имел высшее образование, но не имел работы. Многие из них «уперлись» в исламизм, начали поддерживать идею создания халифата. В результате произошло вооруженное противостояние двух противоборствующих сторон.

– В Душанбе было единственное православное кладбище и храм, где одна из сторон решила занять позицию и окопаться. Разведка донесла об этом командованию. Мне была поставлена задача выбить вооруженных людей с территории кладбища. Ее мы выполнили достойно. Кстати, после боя настоятели храма отец Федор и отец Алексий меня и моего товарища Владимира Шаврина окрестили. Так получилось, что первое крещение было боевым, а второе – в церковной купели Духом Господним, где человеку прощаются все его грехи, и он, как младенец, начинает жить заново. Как говорится, еще один поворот судьбы. В жизни было много интересных моментов и героических поступков. Все сразу и не припомнишь, но об одном хочется рассказать.

– В моем подразделении был парень из Таджикистана Владимир Сатторов. Однажды он увидел, что по мне с двух сторон ведется перекрестный огонь, выскочил из танка и накрыл меня собой. Это был настоящий подвиг, проявленный старшим сержантом.

28 сентября 1992 года на мосту через реку Вахсш, что в 10 километрах от Курган-Тюбе, произошла танковая дуэль. Капитан Мелешко в тот момент командовал бронегруппой, входящей в состав 201-й дивизии.

– Мы подчинялись командованию СНГ. Повстанцы захватили часть техники курган-тюбенского полка, взорвали мост через реку и начали выдвигать свои требования. Силы по одну и вторую сторону реки примерно были равны. Заместитель командира дивизии подполковник Черномордин отправился к повстанцам на переговоры. Пока он отсутствовал, я дал команду зарядить орудия бронебойными снарядами. Чувство не подвело: переговоры ни к чему не привели. Со стороны повстанцев в нашу сторону прогремел выстрел. Мы ответили. В результате боя вся техника врага была уничтожена.

В том бою Василий Мелешко получил ожоги одной третьей части тела и потерял глаз. Местные боевики, поддерживающие советских солдат, отвезли его в Душанбе в больницу имени Карабало. Оттуда его отправили в московский госпиталь имени Бурденко. Там подлатали, заштопали и вернули в строй. В момент получения ранения он был в звании капитана. Дослужился до звания подполковника, командира отдельной воинской части.

– Я являюсь инвалидом третьей группы, – продолжает рассказ Василий. – Награжден орденом за личное мужество и медалями. Путь от капитана до подполковника прошел с одним глазом, стрелял из всех видов оружия, водил все транспортные средства.

В мирной жизни после выхода в запас мужчине пришлось отстаивать свои права. Дело в том, что согласно белорусскому трудовому законодательству, степень инвалидности наступает с момента обращения в МРЭК. Получилось, что глаз Василий Мелешко потерял в 1992 году, а инвалидом его признали только в 1999. Вот такие повороты судьбы.

Мужчина на мгновение задумался. Достал из пачки сигарету и закурил. Казалось, что в этот момент он думает о том, что будет говорить дальше.

– У меня нет правого глаза, – продолжил он свой рассказ, – вместо него стоит протез. Куча осколков в голове и других час-тях тела. Я считаю, что инвалид должен уметь держать себя в руках. По диплому я инженер по эксплуатации колесных и гусеничных машин. В мирной жизни без автомобиля не могу обходиться. Освоил новую специальность, девять лет проработал в государственной страховой организации. Три года назад решил работать самостоятельно. Открыл ИП, добросовестно плачу налоги  государству, готов платить и в Фонд социальной защиты населения, но согласно указу Президента, пенсионеры освобождены от уплаты налога в ФСЗН. Вследствие этого за три года добросовестной работы я потерял 3% надбавки к своей пенсии.

– Каждый год в поликлинике специальных медосмотров, что находится по улице Филимонова, я должен проходить освидетельствование на право вождения автомобиля. Раньше эта процедура для меня была бесплатной, так как в удостоверении инвалида у меня написано: приравнивается к инвалидам Великой Отечественной войны. В поликлинике по месту жительства мне необходимо брать выписку из медицинской карты, проходить флюорографию, сдавать анализы… Но для того, чтобы сделать диаграмму углов поля зрения глаза, мне нужно ехать в медицинский центр, что находится на улице Якуба Коласа, платить деньги из собственного кармана. А это уже нарушение предоставленных мне льгот.

– Я хочу обратиться ко всем инвалидам, – сказал в заключение нашей беседы Василий, – и сказать им: не теряйтесь, попробуйте доказать, что вы не являетесь людьми с ограниченными возможностями, а с гораздо большими жизненными способностями. Попробуйте отыскать свою нишу и реализовать себя. Лично я убежден в том, что у вас все получится.

Валерий ПОЗНЯКЕВИЧ

Фото из личного архива

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.