Феникс, или Баллада о Дмитрии

Рубрики: Новости.

Спросите сегодня любого второго молодого человека, что это за птица такая – Феникс, и вряд ли вы дождетесь внятного ответа. Преподают ли теперь где-то историю Древней Греции? На историческом факультете любого университета, возможно, да. Относительно средней школы – сомневаюсь. А где еще можно (и нужно) рассказывать учащимся о птице Феникс, которая, согласно древнегреческому мифу, сгорела, а потом возродилась из пепла?

Так далеко в историю я заглянул, потому что реальная судьба Дмитрия Алешко сильно напоминает миф о Фениксе.

Сбила машина

Проще всего будет привести сообщение Дмитрия на сайте нашей газеты: «У меня 3-я рабочая группа (правосторонний порез), машина сбила 8 лет назад. Работаю пока сантехником (тяжело, если честно). Работу другую устал искать, может, тут улыбнется удача. Плохо пишу, хромаю, говорю нечетко (некоторые думают, что пьяный). Буду рад любым предложениям». Мобильный телефон Дмитрия Алешко я привожу в основном для работодателей поселка Гатово, где Дмитрий и живет: 8-033-320-37-26.

Гатово я всегда наблюдал из окна вагона, когда ехал домой в Гомельскую область. Сейчас мне ездить не к кому. Зато в Гатово все-таки заехал. Случай или судьба? Дом Дмитрия я нашел легко, мы с ним беседовали на скамеечке у подъезда. Дмитрий был в рабочей одежде и с разводным ключом в руке.

Ключ меня, правда, не испугал: у собеседника лицо было открытое и доброе. Такой человек, подумал я, плохим быть не может. Что очень быстро подтвердилось. Дмитрий рассказал мне свою трагическую историю.

Когда все это случилось, он был совсем молодым (сейчас ему 30). Компания парней пошла в лес. А когда возвращалась, то им на дороге повстречалась машина, за рулем которой был пьяный водитель. Он Дмитрия и сбил. Зацепил еще одну девушку, но для нее все закончилось благополучно. А Дмитрий Алешко начал свой тяжкий путь.

Он после аварии попал в больницу. Что вы хотите: черепно-мозговая травма правой стороны головы. Полгода или больше (Дмитрий точно не помнит) ездил в инвалидной коляске. Потом ходил с палкой. Сейчас обходится без нее, но хромает, плохо говорит, плохо пишет, плохо владеет правой рукой. В общем, вся его правая сторона тела плохо слушается хозяина – правосторонний гемипарез.

– Меня ведь и милиция останавливала, – рассказывает Дмитрий, – и в метро не пускали, думали, что пьяный. Показывал удостоверение, и все сразу извинялись.

Через некоторое время 1-ю группу ему заменили на 2-ю, но тоже на нерабочую. После этого парень сам поехал в Боровляны на МРЭК, где ему дали 3-ю рабочую группу. Слушая Дмитрия, не переставал изумляться, что такие люди еще есть. Ведь была полная безнадежность! Тем не менее, он себя переломил. Жить надо! Так я бы определил девиз Дмитрия. Хотя девиза, думаю, никакого не было. А было все то же – желание жить. Вот как объяснить следующее?

– Когда у меня была 2-я нерабочая, – делится Дмитрий, – я ходил в лес. Брал палку под руку и пробовал бежать. Бежал так, что самому было смешно.

– Выходит, ты сам себя спасал?

– Ну, не знаю. Я об этом как-то не думал.

Еще Дмитрий уверен, что помощи ему ждать неоткуда. Такую травму вылечить нельзя. С ней нужно научиться жить. Все зависит от самого человека. И только так.

Путь

Если серьезно вдуматься, то Дмитрий Алешко прошел тяжелейший путь: от аварии, инвалидной коляски, от осознания того, что все пути для него закрыты, до… Он теперь такой же работяга, как и все, сидит передо мной на скамейке в промасленной робе, с разводным ключом в руке и рассказывает о своей жизни.

Собственно, если не говорить о его тяжелейшей травме, то вот как выглядит жизнь Дмитрия: есть отец, мать, сестра, жена, ребенок трех с половиной лет, есть работа. Мы сидим на скамейке, говорим. Мимо проходит какая-то женщина.

– Димочка, ты, может, отопление включил?

– Да, включил.

– Ой, спасибо, пойду греться!

И сразу понятно, что его тут все знают и уважают. Жена относится к его проблеме с полным пониманием. Дмитрий познакомился с ней после операции, когда был еще беспомощным. Как я понял, жена лежала в той же больнице.

И опять Дмитрий меня поразил. Оказывается, он поднимает штангу, выжимает гантели. Это я могу понять: и штангами, и гантелями он поддерживает в себе дух, настроенность на борьбу. Если сказать о его жизни одним словом, то это как раз борьба. Каждый день, каждый час и каждую минуту. Может, он сам того не осознает, но со стороны это очевидно.

Но Дмитрий очень быстро устает. «Если сравнить меня со здоровым человеком, – говорит он, – то я устаю в два раза быстрее». Правая рука не дает ему сделать больше, поднять груз потяжелей. Сантехником он стал работать года три-четыре назад. Теперь хочет поехать на МРЭК и добиться 2-й рабочей группы. Зачем? Ради денег, но об этом мы поговорим ниже.

В Гатово его все знают и относятся очень хорошо. По-человечески. Это неудивительно.

– Знаете, после всех передряг я стал гораздо мягче характером, – улыбаясь, говорит Дмитрий.

Старая истина: трагедия делает плохих людей хуже, а хороших – лучше. Люди это видят, они всегда все видят. Без дежурного вопроса я не мог обойтись:

– Есть ли в Гатово первичная организация инвалидов, и как она тебе помогает?

– А я даже не знаю, – удивленно отвечает Дмитрий. – Может, и есть. Но чем они мне помогут? Вылечат? Этого и врачи не могут.

Вот и весь ответ.

Работа. Деньги.

Когда Дмитрий только-только устроился на работу, платили ему совсем мало, всего 300 тысяч. Это понятно: начинающий, неопытный, всему нужно было учиться. Мне было интересно другое: как его после такой травмы, после прохождения всего инвалидного пути, от 1-й до 3-й группы, вообще взяли на работу?

– Так тут мне все знакомы, – простодушно улыбается Дмитрий. – Меня все знают, я всех знаю. Да и потом, всем известен был мой случай, все сочувствовали. Так что проблем не было.

Хоть Минск и рядом, но Гатово – это все же провинция. Здесь все проще, понятней и лучше. В провинции не станут строго придерживаться инструкции, да и работников здесь меньше. К тому же, тогда сантехникам платили меньше. Дмитрий получал свои 300 тысяч, а другие, опытные люди – 800-900 тысяч. По этой причине была большая текучка кадров. Одни приходили и, поняв, что богатыми людьми вряд ли станут, уходили. Приходили другие, быстро разбирались в финансовой обстановке, писали заявление об уходе. Поэтому тут никто особо не обращал внимания на инвалидность Дмитрия. Хочет парень работать, пусть работает. Что ему трудно, все видели и молча помогали. А как же еще? По-человечески, никак иначе.

Сначала Дмитрий был просто помощником. Как говорится, подай-принеси. Зато он внимательно смотрел, как и что делается, запоминал и учился на ходу. Был сам себе и профтехучилище, и студент, и преподаватель. Эта черта в характере Дмитрия мне очень нравится. Почему? Да я и сам такой, только старше на четверть века.

Теперь Дмитрий Алешко полноправный работник. Сейчас канун зимы, и у сантехников полно работы. Не удивился, что Дмитрий пришел в рабочей спецовке, он предупреждал об этом по телефону. Я его в таком виде и сфотографировал. Пусть все видят, что перед ними не ноющий о своих бедах человек, а нормальный работник.

Он обслуживает весь поселок Гатово, а также Новый Двор и военный городок. Туда сантехников возят на машине, а вот по Гатово Дмитрий передвигается пешком. А горки тут крутые. Даже мне было трудновато. Дмитрию и тут приходится себя преодолевать.

Что касается его сообщения на нашем сайте, то его главной целью было найти более высокооплачиваемую работу. «Работу другую устал искать, может, тут улыбнется удача», – это я напоминаю. Мы обсудили это с самим Дмитрием.

– У нас в Гатово есть где устроиться на работу, – говорит он. – Это и кожзавод, и вторчермет, и цветмет, и ларьки, и магазины. Ну, вот я и попробовал. Прихожу в отдел кадров, показываю свои документы. Кадровики их смотрят и видят, что у меня группа инвалидности. И все, на этом, разговор закончен: там такие не нужны. Поэтому я сейчас в некотором сомнении. Стоит ли давать объявление на вашем сайте? А если мне предложат работу в Минске?

Если такое случится, то у Дмитрия только прибавится проблем. В принципе, здоровому человеку добраться до Минска легко. Часто ходят автобусы, а можно и электричкой. Но как  ему доехать в таком состоянии, да еще и с пересадками?

Сейчас Дмитрий получает 3,5-4 млн руб-лей. Вроде бы для провинции это приличные деньги. Но дело в том, что продукты в Гатово дорожают такими же темпами, что и в столице. А кое-что даже дороже. И ведь всем известен уровень зарплаты в Минске и в остальной Беларуси.

– Вы знаете, я мечтал работать водителем фуры, – делится Дмитрий. – Большегрузная машина, мне такие нравятся. А теперь что? Водительские права я уже никогда не получу. А в Минск мне будет трудновато добираться. А здесь я все же дома, здесь мои родные, они помогут.

Еще один важный момент: Дмитрию нужно постоянно хорошо питаться. Видимо, это такая особенность его травмы. Если он вовремя не поест, то быстро слабеет. Какие уж там тяжести поднимать? Тогда он просто садится и сидит в состоянии апатии. Впрочем, Дмитрий нашел идеальное средство, которое народ уже давно знает и использует.

– Да, есть такое средство, – улыбается он. – Я пью молоко с медом. Выпьешь, и сразу энергия появляется, начинаешь двигаться, работать дальше.

Одним словом, то, что на сайте нашей газеты появилась запись Дмитрия Алешко, объясняется очень просто. Дмитрию нужно хорошо и вовремя питаться, иначе он слабеет и не может выполнять свои обязанности. Чтобы хорошо питаться, нужно получать хорошую зарплату. Как вы думаете, 3,5-4 млн рублей – это хорошая зарплата? И я того же мнения. Приятно писать для людей, которые понимают тебя с полуслова, даже с полунамека. Какое время, такие зарплаты. Или наоборот.

Больница, лечение и отношение к ним

Это действительно интересный вопрос. Особенно в отношении к Дмитрию. Еще до начала работы в газете «Вместе!» я был уверен, что инвалиду нужны больницы, лекарства, операции, словом, сплошное лечение. Во время самой работы я в этом уже не был уверен. Встреча с Дмитрием Алешко произвела в голове небольшую революцию. На мой вопрос об этом самом лечении и больницах он ответил примерно так:

– Да, лежал в больницах, и не один раз. В какой-то больнице в Минске, уже не помню, в какой. В Боровлянах лежал, в Атолино. Это после травмы.

А потом добавил:

– А вообще я не вижу смысла ложиться в больницы. Что они мне дают? Там разве есть врачи-волшебники, которые вернут мне здоровье? Я таких не встречал. В больнице все равно меня на ноги не поставят, только время теряешь. Таблетки, капельницы мне все равно не помогут. А вначале, да, верил.

– Да-а… Дмитрий, а какие-то лекарства ты принимаешь и сколько на них тратишь?

– А нисколько не трачу. И лекарства никакие не принимаю. Мне они никак не помогут. У меня другая проблема: жена не может найти работу.

Как я догадался, жена Дмитрия тоже инвалид. Почему-то подтверждения своей догадки я не стал добиваться. Почувствовал, что лезть в эту область не стоит. Если я ошибся относительно инвалидности жены, прошу меня сразу извинить…

В какой-то момент Дмитрий попросил выключить диктофон. И рассказал о не очень веселых вещах, о работе. Диктофон я выключил. Но сказанное запомнил.

– Инструмента хорошего нет, он весь старый, а с новым проблемы. В подвалах коты блохастые, всюду фекалии. Скоро зима, а на работе мокнешь, всякое бывает, а потом на мороз. Не очень-то весело. Меня с этим примиряет то, что дом рядом, да и зарплата все-таки есть.

Вот еще что: страшно устаешь на работе. Домой приходишь, а там жена, ребенок. Я отец, должен с ребенком поиграть, а я не могу. У меня одно желание – лечь и просто лежать, закрыв глаза. Бывает, что злюсь. Понимаете, что лучше меня не трогать…

Понимаю. Когда мы попрощались и я шел на электричку, вдруг вспомнил грузинскую пословицу: никогда не подталкивайте катящиеся камни. Хорошая пословица.

Сергей ШЕВЦОВ

Фото автора

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.