Пока ты танцуешь…

Рубрики: Новости.

Мы договорились встретиться в бывшем центре города, на Красной площади, возле Церкви Святых Петра и Павла, потом отправляемся в парк. Для этого моим собеседницам, маме и дочке, нужно пройти полгорода. Много или мало, но двадцать минут будет. За две минуты ожидания я думаю о том, как тяжело жить в пешеходном городе человеку с ювенильным ревматоидным артритом. Как вообще жить с болью четвертой степени, когда тебе всего шестнадцать… Танцевать. Говорят, всегда есть что-то, перед чем болезнь отступает.

Мастерством танца Алеся Дубовик из Узды завоевала на Международном фестивале творчества инвалидов «Витебск-2015» второе место. Ее победа из рода преодоления. Потому что слепота не мешает человеку талантливо петь или инвалидная коляска – играть на гитаре. Ревматоидный артрит и танец, кажется, противоречат друг другу. Но зал Витебска увидел в исполнении Алеси современный, дышащий молодым задором, танец рали-пали и ни в чем не заметил чужой боли. Может, только в сосредоточенном лице да в не очень частой улыбке. И уж никто, конечно, не знал, про поднявшуюся температуру и про обезболивающие. Рецидив…

После нынешнего фестиваля имя Алеси Дубовик запомнилось и зрителям, и организаторам фестиваля. Родная Узда, где девушка выступает почти на каждом городском мероприятии, для нее уже тесновата. И связалось ее имя в ассоциациях с профессионализмом: отточенные движения, художественный вкус, высокая пластичность, сильный энергетический посыл единодушно отмечали в зале.

– А что там председатель жюри Игорь Лученок шептал на ухо, когда вручал диплом?

– Что ему понравилось, как я выступила, хвалил, – но Алеся не тщеславна и улыбается на мое любопытство скромно.

Алеся, кстати, в Витебске не впервые. В 2011 году также второе место принесли ей коронные восточные танцы. Ее конек и ее преданная любовь.

До «золота» Алесе не хватило… человека, который помог бы девушке поставить номер, раскрыл бы секреты раскрепощения на сцене. Но этого человека нет ни в местном обществе инвалидов, ни в территориальном центре, ни в узденском Дворце культуры.

«Нас не считают людьми. Хором говорят: это отсталые дети», – произнесла мама Катя такую фразу. В Доме культуры есть хореографы, но они не хотят заниматься с детьми-инвалидами. И в школе учителя смотрят искоса. В школе на линейке одноклассники обходят Алесю стороной. А так Алеся давно учится на дому. «Родители хоть бы одернули своих детей, что некрасиво так… Мало кто любит у нас таких детей. И от этого нам очень трудно», – Екатерине очень неудобно признаваться в этой «нелюбви».

Казалось бы, маленький город: наоборот, все друг друга знают, и поэтому должны быть ближе друг к другу. Да и по Алесе никак не читается ее боль. Но ее невзлюбили с первого класса. Может, потому что мама в первый класс возила дочку на коляске: она была такая маленькая, 80 см росток. Может, потому что носила какое-то время в школу на ручках, и ее, и портфель. Потому что масса не терпит силы воли – факт.

Единственное место, где Алесю принимают, и принимают с оглушающими аплодисментами – это сцена. Поэтому ее на сцену так и тянет. И страшно, и благостно.

Танец девочке «прописали». Как реабилитацию. Соседка занималась с детьми восточными танцами в оборудованном на дому зале. И Алеся присоединилась. С двух лет. Чтобы компенсировать действие гормональных лекарств и укрепить мышечный корсет для суставов. С двух лет…

В два годика собрались топать в садик. Прошли всех врачей. Накануне первого дня в садике поднялась температура 40. И держалась целую неделю.

Алеся с мамой Катей и лучшей подругой.

Узденская больница. Сильные антибиотики. Минск и реанимация. А потом диагноз, который… Неужели он ставится детям в два года? ЮРА – ювенильный ревматоидный артрит. Болезнь суставов. Стазу последняя степень… У человека около 360 суставов. Оказалось, дал осложнения грипп. Которым Алеся никогда не болела – перенесла в скрытой форме, ни малейших признаков не заметили.

Танцы должны были немного подлечить то, что не могут вылечить врачи. И действительно. В течение двух месяцев стало и вовсе хорошо. Танец Алесю спасает.

– А я думала, наоборот, суставам болезненна такая нагрузка?

– Ну, только иногда, когда перезанимаюсь.

Алеся сама. Сама разучивала свой первый современный танец рали-пали. Сама ставит свои номера. Спасибо интернету – по нему она педантично изучает движения, оттачивая их перед зеркалом. И перед мамой, уже профессиональным зрителем. Старшие братья тоже теперь в восточных танцах разбираются. Об уровне мастерства говорит способность импровизировать. И сегодня Алеся не только подбирает движения из различных танцев, но и фантазирует. Теперь надумала освоить новые танцевальные стили. Мама шьет для дочки танцевальные костюмы. Алеся учится у мамы шитью и расшивает платья пайетками и бисером. Самодостаточна. Самодисциплинированна.

Болезнь полностью меняет жизнь, диктует условия: нельзя много ходить и много сидеть, не пойдешь на дискотеку, не погоняешь на велосипеде, не нарушишь диету, не забудешь хоть на день про обезболивающие… Горсточка таблеток на завтрак, обед и ужин. Они стоят больше, чем Алесина пенсия. И брат Женя, которого призывают в армию, очень по этому поводу переживает: лучше бы пойти работать, денежку бы принес.

Хорошо иметь такого брата! У Алеси их два. Вообще все с Божьей помощью и с крепчайшей поддержкой в семье. А еще Дубовики стали приемной семьей для девочки с особенностями психофизического развития. Соседка взяла к себе ребенка из приюта: детей разбирали по семьям, пока в приюте шел ремонт. Сказали, есть очень хорошая девочка Лена, надо взять. Ремонт делали две недели, а Лена в семье Дубовиков живет уже семь лет. Она с первых дней произнесла «мама, папа», а когда приехали забирать ее, так и сказала, что останется с мамой и папой. Ей уже 18 лет, но она сущий ребенок.

Новое знакомство с ребятами из Ивенецкого дома-интерната Вадимом Стрельским (слева) и Григорием Волосевичем в дни фестиваля.

Алесе про свою инвалидность говорить сложно: ну чем она отличается от сверстников? Она любит читать о любви, смотрит обсуждаемые сериалы, любит фотографироваться, у нее есть лучшая подруга по соседству и друзья по переписке в социальных сетях, она также не пропустит фестиваль красок в городе или кинопремьеру… Чем она иная? Тем, что знает, что мечты и правила реальности не совпадают.

Алеся заканчивает школу, готовится поступать, мечтает. Ей хотелось бы стать хореографом. Тем более что получается! Почти год девушка трижды в неделю танцует в Доме пионеров – там стали проводить занятия по восточным танцам. «Однокурсницы», кстати, единодушно поддерживают Алесю. По сути, на занятиях разучивают то, что Алеся уже проходила сама, и занимаются в основном новички. Поэтому Алеся больше помогает преподавателю. Вот и поняла, что тянет в хореографы. Ей хотелось бы… В будущем году МРЭК решит, куда же Алесе можно поступать. Хореографа в списке не будет. Это Алеся знает. Только учиться бы и работать в Минске. Все же к человеку с инвалидностью там другое отношение.

– Что самое пугающее в твоей болезни? – решаюсь я на этот вопрос.

Сейчас за Алесю отвечает мама:

– Она боится, что артрит не даст отучиться хорошо или работать. И боится, что совсем ослепнет…

Из-за одного лекарственного препарата у Алеси ухудшилось зрение. Если утром она видит хорошо, то вечером – только расплывчатые тени. Алесе страшно, что может больше не прочесть книгу, не увидеть танца. Сейчас, когда она не видит, мама читает ей учебники. Девушке предстоит операция: замена хрусталиков глаз. В шестнадцать лет. На один глаз деньги собрали – в Узде провели благотворительный марафон. Дальше – сами. Снова сами. На второй придется брать кредит. Не маленький. Нет, Алесе, конечно, положена бесплатная операция, да только результат никто в таком случае не гарантирует. Кто прочувствует материнскую боль: «Каждая мама хочет своему ребенку лучшего. Потому что каждый ребенок для мамы – это солнце»?

Боль, беспокойство, неуверенность можно забыть в танце. И пока ты танцуешь, кажешься себе ноткой гармоничной мелодии. Мелодии, где соединены исконный восток и современность, женственность и мужество, простота и загадка. Жизнь человека тоже звучит, как мелодия.

Блиц-опрос:

Мелодия на звонке телефона? – Песня Тео «Чизкейк».

Хобби? – Бисероплетение, вышивка, карандашный рисунок.

Что рисуешь? – Влюбленные пары, розы, микки-маусов, котов.

Любимый предмет? – Английский, математика, химия, биология.

С кем из популярных артистов хотела бы встретиться? – Возможно, с Нюшей.

Твое время суток? – Ближе к вечеру.

Пора года? – Лето и осень.

Главное жизненное правило? – Идти только вперед!

Юлия ЛАВРЕНКОВА

Фото Жанны КАНОПЛИЧ

и из архива Алеси Дубовик

 

 

Комментарии

Андрей

2015-07-31 14:14:41

Очень приятная девушка.
Можно ли совместить несовместимое? Мне кажется, что Алесе это удалось. От нее исходит невероятная аура , некой женственности, тепла... Ради таких девушек пишутся стихи и совершаются разные глупости.
Вместе с тем, Алесина сила воли и целеустремленность - поражают воображение! Я думаю, сложно представить какие трудности, связанные с болезнью, ей приходиться преодолевать каждый день, находить силы не опускать руки от постоянной борьбы со своим недугом.
Откуда в этой хрупкой девушке силы для для того, что бы переступить через себя, через страдания своего тела и подняться выше, туда, где на первое место выходит красота... Красота в танце, красота в мыслях, красота в желании дарить позитивные эмоции окружающим. И просто жить, не смотря ни на что, продолжать радоваться и любить, смеяться и плакать... просто жить!

Счастья тебе огромного, Алесенька!

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.