На пути к трудовым будням

Рубрики: Новости.

В конце апреля в рамках Недели Доступности, проведенной Офисом по правам людей с инвалидностью, состоялась встреча «Опыт компаний по найму людей с инвалидностью», во время которой работодатели обменивались мнениями и опытом. Сегодня же вашему вниманию мы предлагаем практические рекомендации, касающиеся приема на работу человека с инвалидностью, которые дал координатор Офиса Сергей Дроздовский. А также – две истории двух успешных молодых людей, которые рассказали о том, как работается им.

Три проблемы – одно решение

Как известно, при приеме на работу человек, имеющий инвалидность, должен предъявить нанимателю трудовые рекомендации, которые входят в индивидуальную программу реабилитации. Казалось бы, все отлично, ведь врачи, исходя из диагноза, предложат и подходящий вид деятельности. На деле же все оказывается не совсем так.

– Трудовые рекомендации устанавливают несколько врачей, которые входят в состав медицинской реабилитационно-экспертной комиссии, – рассказал Сергей Дроздовский. – Но стоит сказать, что эти сведения не всегда бывают исчерпывающими, так как врачи не владеют информацией о рынке труда, который к тому же быстро изменяется. Вообще-то это и не их профессия: следить за появлением новых специальностей, о востребованности тех или иных видов деятельности и т.д. Поэтому были разработаны специальные инструкции: если человек обладает определенным диагнозом, то ему рекомендованы следующие профессии, как правило, их десяток или чуть больше. Стоит сказать, что трудовые рекомендации писались давно, они не пересматриваются и не обновляются, так как это технически сложно, поэтому сохраняют архаичный характер. Вот и случается, что человеку рекомендуют профессию, которой давно уже не существует.

Другая проблема, когда людям с инвалидностью не разрешают заниматься некоторыми видами деятельности. Например, есть запрет человеку с 4-й степенью сутулости получать педагогическое образование. Суть его мне абсолютно непонятна, единственное объяснение, которое мы нашли, недокументальное: мол, ну как же человек с таким заболеванием может стоять перед детьми? Но любому понятно, что такой запрет абсолютно ничем не обоснован.

Еще одна трудность в том, что у каждого врача в МРЭК есть свое личное, субъективное мнение. Бывало такое, что человеку отказывали в возможности идти учиться на юриста только потому, что он плохо ходит, хотя других ограничений нет. Врач мотивировал это так: «Ну ведь ты, когда станешь адвокатом, не сможешь бегать за должниками». То есть представление врача о профессии, мягко говоря, весьма сомнительное, – констатировал Сергей Дроздовский и продолжил:

– По сути, рекомендации и являются рекомендациями, а не строгими указаниями. Но в белорусском праве часто действует принцип: все, что не разрешено, то запрещено. И отделы кадров часто рассматривают рекомендации как прямое указание к действию. Если у человека не прописана в рекомендациях специальность, по которой он хочет работать, то чаще всего ему отказывают, чтобы потом не объяснять, почему взяли на работу человека, хотя прямой рекомендации для этого не было. Но ведь и запрета не было! Вот такой получается замкнутый круг.

Единственный выход из ситуации – это изменение трудовых рекомендаций, – считает Сергей Дроздовский. – Это можно сделать так: в компании предоставляют список ограничений, и уже на их основании составляется трудовая рекомендация относительно конкретной профессии или специальности. Или же в рекомендациях прописываются запрещенные виды деятельности: на высоте, под землей и т.д., и если будущей работе они не противоречат, значит, никаких проблем. И это единственный путь. Кстати, так как часто есть очередь на прохождение медико-реабилитационной экспертной комиссии, то можно пройти обычную медкомиссию перед трудоустройством в поликлинике. Однако для нас все это еще не является сложившейся практикой.

Есть еще вариант написать заявление нанимателю об отказе от трудовых рекомендаций, но это могут сделать только инвалиды 3-й группы и при соблюдении нанимателем условий, что состоянию работника не будет нанесен вред и будут соблюдены его интересы.

История первая. Никита

– У меня был как позитивный опыт, так и негативный, – говорит Никита Трофимович, – сразу расставляя все точки над і, но не раскрывает интриги. – Я веду страницу официального представительства издательства деловой литературы «Манн, Иванов и Фербер» в Беларуси, пишу для нее тексты. С чего это началось? Я прос-то писал отзывы на деловые книги, мне было интересно, а потом меня заметили и взяли на работу. Это мой положительный опыт, – рассказывает Никита, – но были и совсем другие ситуации.

Я хотел устроиться на работу в одну небольшую фирму, чтобы вести там блог. Когда мы с отцом (он помогал мне подниматься по лестнице) пришли в офис, я увидел, что работники общаются по скайпу (программа для обмена текстовыми, голосовыми и видеосообщениями через интернет), и обрадовался: значит, есть возможность удаленной работы. Я думал, что проблем не будет: покажу тексты, расскажу, что я знаю о сфере деятельности компании. Но когда ко мне подошел менеджер по персоналу, я услышал буквально следующее: «Почему вы не предупредили, что вы в таком состоянии?» Хотя на интернет-портале, где я увидел эту вакансию, она была обозначена как подходящая для людей с инвалидностью. Менеджер вывела моего отца на лестницу и разговаривала с ним, а у меня потом спросила: «Вы всегда так людей обманываете, как сейчас?» Я даже не понял сразу и спросил: «А в чем проблема?» – «Ну как в чем проблема? Это как машину без двигателя продавать».

Самое большое возражение против удаленной работы, которое я слышал, было связано с тем, что такой человек не поддерживает командный дух в коллективе, – продолжает Никита. – В этом случае я хотел бы привести пример исследования, что в России 80 % людей на рабочем месте и в рабочее время искали другую работу. Как же эти цифры согласуются с командным духом?

Вся трудность состоит в том, что люди не сталкиваются с инвалидами, и поэтому они полны мифов и предубеждения. Кто-то считает, например, что такие сотрудники не очень-то заинтересованы в работе, у них слабая мотивация. А у меня такой случай был: я работаю дома, пишу в разное время суток, бывает, что и ночью. И наниматели как-то поинтересовались, нормально ли то, что я иногда присылаю тексты ночью. Это они о моем здоровье беспокоились, а мне просто ночью лучше работается. А еще я иногда просто встаю в пять утра: чего время терять, если можно поработать? Это к вопросу о мотивации, – улыбается Никита.

История вторая. Оксана

– Мне в жизни повезло, – рассказывает Оксана Шерстюк. – Мое любимое занятие стало профессией: я переводчик. Профессию выбрала сознательно, потому что понимала: мне помогать никто не будет, никто не сможет найти работу и возить меня каждый день в офис. Вот такая установка была у меня с самого начала. И я решила, что работать переводчиком можно и дома, а значит, мне это подходит.

Работать я начала с третьего курса, при этом сталкивалась с теми же проблемами, что и любой молодой специалист. Вначале нужно было проявить себя, показать, на что ты способен, и я начала работать с общественными организациями. Вообще-то всякое бывало, – вспоминает Оксана. – Было такое, что испытательный срок длился три месяца, я его добросовестно отрабатывала, а потом мне объявляли, что как специалист я их компанию не устраиваю и на работу меня не возьмут. Но в итоге у меня появился большой опыт, и как раз в то время, когда я искала работу, мне предложили место в Белорусском обществе инвалидов. Параллельно я сотрудничаю и с другими организациями, не могу работать только там, где нужны устные переводы, ведь там нужно постоянно находиться в офисе или быть в разъездах. Хотя и конкуренции в этой сфере немало, к тому же высокая мобильность – это один из критериев отбора сотрудников, хотя вслух эту причину мне никто не называл. Но в общем-то мне повезло, моя работа мне нравится, – подводит итог Оксана.

Нина КАЗЛЕНЯ

Фото автора

Комментарии

Иван

2015-05-30 22:59:06

Г-н Дроздовский. Хотелось бы в обзоре встречи «Опыт компаний по найму людей с инвалидностью» действительно прочитать о конкретных компаниях и их опыте в этом направлении. Вы же приводите информацию, которую можно логически написать и без этой встречи. Ну а примеры. Это достижение конкретно Никиты Трофимович или его везение. Да и доходы от этой эпизодической работы наверно у Никиты весьма небольшие. Второй пример трудоустройство в БелОИ. Было бы интересней прочитать о вашей деятельности. Ну и как пример какие доходы приносит эта деятельность (только откровенно). Вы наверное замечаете, что и к газете интерес погас, да и в Вашу непосредственно созидательную деятельность, да и всего БелОИ мало кто верит. А самое обидное, что Вы часто оперируете от лица всех инвалидов Республики Беларусь, ну а дивиденды от этой вашей деятельности получаете лишь ВЫ и Ваше окружение (центральный аппарат БелОИ). Неплохо задумано, но слишком явно просматривается из ваших отчетов о работе БелОИ. Наверно если бы работа была трудная и напряженная, а самое главное, если бы с вас спрашивали серьезно о результатах работы, то была бы ротация кадров. А так одни и те же фамилии в сводках об отечественных и зарубежных поездках. Ну а остальным только безвозмездное участие в конкурсах и фестивальных мероприятиях. Было бы неплохо поменяться. Как вы думаете. Может что то и для остальных инвалидов сдвинется в лучшую сторону. Уверяю Вас будет как минимум не хуже. А так только констатация опыта и достижений других стран. Вы же абсолютно не реагируете на комментарии, которые раньше хоть изредка но были. А в последнее время и их не стало. Зачем тогда нужна ваша газета, ваше БелОИ. Наверное только, что бы неплохо жилось горстке руководства от БелОИ. Пройдет время и очевидно деятельность текущего руководства БелОИ будет более правдиво освещена. Ну а пока загляните хотя бы в комментарии полугодичной годичной давности, ведь современных, более свежих просто нет. И хотя бы из них поймете как относятся к вашей организации и вашей деятельности многотысячная армия инвалидов Республики Беларусь.

Dana

2015-08-01 00:15:57

Лично я не видя никакого толку от организации БелОИ забрала свои документы и покинула эту организацию,а зачем если они не могут организовать хоть какой-нибудь хотя бы мало мальское мероприятие ко дню Победы и или просто кроме себя не видят никого.А работать ради галочки этой организации нет будущего.

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.