Магнит-человек Юрий Иванов

Рубрики: Новости.

Фотокорреспондент Юрий Иванов, фотография, День Победы, Великая Отечественная война. Михаил Ананьин, Владимир Коваленок, Борис Ковзан, Площадь Победы, Михей Минченков, Брестская крепость
Вишневый снег Победы. Ветераны Бреста. 9 мая 1984 года.

Этот снимок из Бреста 1984-го года стал символом Победы. А человек, его сделавший, – примером мастера, чувствующего гармонию фотографии. Фотокорреспондент Юрий Иванов разглядел в нашей обыденности множество кадров – исторических, характерных, символичных, экспрессивных, вневременных. А нет, так придумал – наиболее красноречивые свои снимки Юрий Иванов срежиссировал, как, например, этот «Вишневый снег» – помогая сконцентрироваться философии жизни.

Автор одного из ста лучших снимков за 1980-90-е годы и культовых фотопортретов Петра Машерова, Владимира Мулявина, Михаила Савицкиго, Юрий Иванов лет 60 не расстается с фотоаппаратом. Много снимал ветеранов Великой Отечественной войны и праздник Победы. А 70-летию Победы посвятил тематическую фотовыставку «Сквозь время» в минской галерее «Университет культуры». Газета «Вместе!» посмотрела на 70-летний мир через фотографии Юрия Иванова. И спросила у легенды фотографии, а это действительно так, какая черта отличает просто фото от фотоискусства, а какой шаг – просто автора от фотографа…

Фотокорреспондент Юрий Иванов, фотография, День Победы, Великая Отечественная война. Михаил Ананьин, Владимир Коваленок, Борис Ковзан, Площадь Победы, Михей Минченков, Брестская крепость
Владимир Коваленок и Борис Ковзан в мастерской скульптора Ивана Миско.
…Дважды Герой СССР за космические полеты и просто Герой СССР, летчик. Летчик, который во время войны совершил 4 тарана. Когда делал последний таран, лишился одного глаза, упал с не полностью раскрывшимся парашютом в болото, сломав ногу и несколько ребер. Но, несмотря на это, пробрался благодаря партизанам к своим и продолжал летать. Для меня ценно, что два Героя Советского Союза вместе, они дружили. Жалко, что я мало Бориса Ковзана фотографировал…

Выставка «Сквозь время» для меня как отчет перед самим собой, перед своей совестью, перед теми людьми, которые забыли про войну. Есть такая фраза: не стареют душой ветераны. Но это только слова: их надо опекать.

У меня есть «победные» снимки с 1962 до прошлого года. В прошлом году я в музее Великой Отечественной войны сфотографировал генерал-майора Александра Федоровича Феня – энергичный, с горящим взором в свой 91 год. Фотография и поэзия идут рядом. И я решил на этой выставке их соединить, подобрав к каждому снимку стихи.

О чем я думаю, когда снимаю? Думаю, чтобы дождь не пошел, если на улице. Это шутка. Когда снимаешь, ни о чем не думаешь, думаешь до того. Сейчас по-другому, а когда я работал в агентстве печати «Новости», фотоочерки рождались мучительно. Я рисовал какие-то сюжеты, предполагал композицию, советовался с коллегами. Когда снимаешь, конечно, думаешь о композиции, о свете, чтобы успеть навести на резкость – это нынче автофокус. Сейчас фото для ленивых, таких как я.

Фотокорреспондент Юрий Иванов, фотография, День Победы, Великая Отечественная война. Михаил Ананьин, Владимир Коваленок, Борис Ковзан, Площадь Победы, Михей Минченков, Брестская крепость
В память погибших братьев…
…Готовил очерк для АПН. Обыкновенная работа… Это Мария Иванова, у которой семеро братьев погибли во время войны. Тоже «придуманный» кадр. Перефотографировал маленькие фотокарточки ее братьев, напечатал. Позвонил директору хлебозавода – корреспонденты были серьезные люди, весомые – прислали мне семь хлебов. Придуманный кадр, да. Но нравится…

Если меня просят сделать чей-то портрет, мы сначала разговариваем с героем, я узнаю человека… Главное в нашем разговоре – умение выслушать. В каждом человеке есть зерно необыкновенности, есть зерно гениальности, я бы сказал так даже. Нужно только успеть это увидеть и, может быть, даже смоделировать.

В 1972 году отмечалось 50 лет образования Советского Союза, нужны были фото всех председателей Президиумов союзных республик. Белорусский достался мне. Вторым секретарем ЦК у нас был Федор Сурганов, и его должны были избрать председателем Президиума Верховного совета. Человек в кабинете сидит, замкнут, скептичен, смотрит с подозрением. Я для него был мальчишкой почти. Я и так, и так смотрю – нет человека. Говорю: а у вас есть кто-то из ваших знакомых, с кем бы вы могли поговорить? Позвал кого-то. И в разговоре преобразился. Федор Анисимович, посмотрите на меня! – щелк, и кадр готов. И я никогда не ленился, дарил фотографии.

Фотокорреспондент Юрий Иванов, фотография, День Победы, Великая Отечественная война. Михаил Ананьин, Владимир Коваленок, Борис Ковзан, Площадь Победы, Михей Минченков, Брестская крепость
Минск. Площадь Победы. 9 мая 1966 года.
…Оказавшись в Минске в 1956 году, я посмотрел город: красивый, как картинка светлая, блестящий проспект, выстроенный от Площади Победы до Комаровки, новые дома. Во многих городах в то время оставались дома не восстановленные.
Квартиру дали нам с родителями недалеко от Площади Победы. И еще не будучи фотокорреспондентом, я ходил к этой площади, к вечному огню. И когда я в 1962 году стал корреспондентом, уже профессионально приходил туда. И 9 мая, и 3 июля. Вот в тех 50-70-х были другие люди, другие взгляды на жизнь, и эта память еще была жива. Я это все фотографировал с большим удовольствием, знаете, когда сердце сжималось…

У меня был интересный случай с одной моей героиней, а женщин фотографировать непросто. Речь о Татьяне Михайловне Коломийцевой, дирижере Театра оперы и балета. Я получил задание из Москвы сделать для немецкого журнала очерк о ней. «Хочу вас за дирижерским пультом поснимать. – Нет-нет! Посмотрите…» Татьяна Михайловна выдвигает шуфлядку, достает кипу фотографий: «Вот Баба-яга, вот Кощей Бессмертный, смотрите. А вот это Коломийцева в гробу!» Но я все-таки ее уговорил, что попытаюсь.

Фотокорреспондент Юрий Иванов, фотография, День Победы, Великая Отечественная война. Михаил Ананьин, Владимир Коваленок, Борис Ковзан, Площадь Победы, Михей Минченков, Брестская крепость
Военный фотокорреспондент «Комсомольской правды» Михаил Ананьин.
…Мой друг, коллега старший. Его война застала в Калининграде – поехал туда в командировку. Зацвела сирень. Фотографировал ее. А в это время по радио: война. Он пробирался в Москву, попал в партизанский отряд. Через полгода с прекрасными фотографиями добрался наконец-то до Москвы. Он сам сибиряк, и в нем было что-то такое – даже по этому снимку видно. Что такое фотография? Это взгляд на того человека, который фотографирует. Здесь Михаил Ананьин добрейший, даже руку прижал к груди – душевный. У меня были такие коллеги доброжелательные, что я не мог стать плохим фотокорреспондентом…

Давали Евгения Онегина. Я сел напротив в оркестровой яме. А перед началом, когда объявляют дирижера, включаются два прожектора, и Коломийцева поворачивается в зал. Я смотрю: потрясающий свет! А потом прожектора гаснут и начинается действие. И только подсветка партитуры! Я понял, что я пропал. Бегом к директору Николаю Шевчуку. А уважение было к АПН. Уговорил его включить ради меня прожектор на 15 минут в конце действия.

Вот тут свет сыграл свою роль. Финальный кадр: Татьяна Коломийцева закрыла глаза, держит дирижерскую палочку прямо перед собой – апофеоз такой. Вот этот-то снимок она попросила напечатать для нее в формате 3х4. Потом мне рассказали: пришло время менять рабочее удостоверение, и Коломийцева принесла вот эти фото. «Татьяна Михайловна, так здесь ведь глаза закрыты. – Зато здесь я!» Это был самый высокий гонорар, который я получил от женщины за фотографию.

Фотокорреспондент Юрий Иванов, фотография, День Победы, Великая Отечественная война. Михаил Ананьин, Владимир Коваленок, Борис Ковзан, Площадь Победы, Михей Минченков, Брестская крепость
Брестская крепость. 2000 год.

В моей профессии мы не просто «щелкунчики» такие, щелк-щелк-щелк. Нужно что-то такое придумать, увидеть. Ракурс, деталь, ритм. Готовил альбом о Брестской крепости. Ну, пограничников на колени я поставил перед Вечным огнем. Но я мучился, снимал и через огонь, и так и сяк – не то. Где-то здесь гулял мальчик и побежал мимо пограничников к отцу. Случайно. И я «поймал».

Режиссируя свои снимки, мастер материализует впечатление. И уж точно про себя конструирует сейчас новый сюжет!..

Да, есть! И мы это задумали вместе с Юрием Бондарем, ректором Белорусского государственного университета культуры, где я сейчас «назначен» специалистом по связям с общественностью. Но от этого не меньше фотограф. 2,5 тысячи студентов. Я закажу машину с вышкой и сверху сфотографирую все эти 2,5 тысячи! Они все посмотрят на меня. Аппарат позволяет, чтобы на снимке было каждое лицо. Но это секрет!

Самый мучительный процесс – отобрать снимки. Приезжали из командировки, печатали маленькие отпечатки и раскладывали, как пасьянс: это центральный, этот сюда, этот выбросить. Мой коллега из Москвы назвал это селекцией. Такое недовольство собой сразу: а вот можно было…Но ты уже уехал. Если бы я сказал: все, я уже состоялся, все замечательно, я бы перестал быть Ивановым. Я и сейчас вижу все эти свои недостатки.

Фотокорреспондент Юрий Иванов, фотография, День Победы, Великая Отечественная война. Михаил Ананьин, Владимир Коваленок, Борис Ковзан, Площадь Победы, Михей Минченков, Брестская крепость
Кавалер трех Орденов Славы Михей Митрофанович Минченков с внучками. 1980 год.
…Это фото я делал для книги о Мстиславле – ко мне обратился очень интересный человек, секретарь ЦК Александр Кузьмин. Действительно, потрясающий город: какие-то полуразрушенные, правда, костелы, монастырь, церквушки, дома старинные. И люди замечательные. И я прикипел. Года два наезжал и фотографировал. Повез показывать: прикрепил скотчем прямо к большим ЦКовским окнам. Александр Кузьмин посмотрел внимательно и говорит: да, не пойдет – текст не пойдет. Александр Трифонович позвонил Владимиру Короткевичу уговорить написать к этим снимкам текст.
Вот тут интересный момент произошел: «Тут у меня Юрий Иванов, фото… – и секретарь ЦК сидел-сидел, потом посмотрел на потолок и сказал: – …художник». Я не люблю это выражение, но в тот раз, когда он с потолка снял это «художник», я ему простил…

Где грань между просто фото и фотоискусством? А ответ простой. Это определяет время. Когда делаю любую фотографию, я не знаю, станет она искусством или нет. А грань?.. Случайность.

Мне очень любопытен взгляд на человека с инвалидностью через объектив. Фотограф, а тем более фоторепортер, именно это «звание» предпочитает Юрий Иванов перед фотографом или даже фотохудожником, увидит с особой резкостью, выпукло то, на что мы не обращаем внимания из-за инвалидной коляски или невнятной речи…

Самое поганое качество – это жалость. Я не испытываю жалости. Я испытываю какую-то гордость за людей: не бросили себя. Им можно только позавидовать по-хорошему и гордиться тем, что ты видишь это достоинство. Смотришь и думаешь, а чем бы ты мог им помочь.

У меня был один случай, когда я ехал на машине с коллегой по Витебщине… Это уже было время перестройки, 85-й или 86-й год. И навстречу нам ехал на коляске инвалид, без ног. Стоп машина! Мы его догнали: лицо энергичного мужчины, довольного жизнью! У него была коса приделана к инвалидной коляске. У него был свой участок, и он ехал косить! Я был знаком с министром соцобеспечения. Говорю: коляску надо. У него ведь была совершенно простая, и на лучшую денег не было. Он получил коляску. Специальная, американская, с аккумулятором. Это естественный поступок.

Я его снял на фоне движущихся фур. Я до сих пор помню его лицо. Он был в своей коляске выше достоинством, чем та жизнь, мелькающая за его спиной.

Фотокорреспондент Юрий Иванов, фотография, День Победы, Великая Отечественная война. Михаил Ананьин, Владимир Коваленок, Борис Ковзан, Площадь Победы, Михей Минченков, Брестская крепость
Журналист от рождения». Фотокорреспондент газет «Знамя юности», «Советская Белоруссия» и «Культура». 36 лет фотографировал для знаменитого агентства печати «Новости» (АПН) в Беларуси. А недавно сменил формат, став специалистом по связям с общественностью Белорусского государственного университета культуры и искусств. Юрий Иванов всегда там, где жизнь кипит. А может, наоборот…
Вошел в сотню лучших фотокорреспондентов мира за десять лет (1980-1990 годы, по конкурсу издательства «TIME-LIFE») с «перестроечным» снимком «Летучка». Единственный фотограф, снявший распад Советского Союза в Вискулях. Его фото были востребованы мировыми информационными агентствами Associated Press и Рейтер.
Лауреат премии World Press Photo, премии Союза журналистов Беларуси, награжден «Золотой Литерой» как «лучший фотокорреспондент». Его персональные выставки открывались в России, Литве, Германии, Франции, Италии, Бельгии, Великобритании, США, Японии, Лаосе.
(Фото Юлии САВИЦКОЙ)

Да, фотография не просто спасает душу – своей эстетикой, свежестью восприятия, критичностью. Фотография может спасти жизнь.

Я снимал мальчика, который родился сразу после Чернобыля, у него и ручки, и ножки как-то… не сложились. У меня была выставка «Белоруссия и Чернобыль». Много было фотографий, выставка проехала по всему миру. И была в Музее современного искусства в Оксфорде. Этого мальчика разыскали и пригласили в Лондон. Ему сделали протезы специальные. Сейчас он вырос, окончил вуз. Здоровый, мыслящий! А движение ему придумали ученые.

Вообще, слушать и созерцать Юрия Иванова – удивительное удовольствие. Как и рассматривать его снимки. Погружаясь в состояние ценителя мгновений и людей. Один из коллег Юрия Иванова назвал его магнит-человек. Истинная правда.

От идеала до идеи один шаг. Стремление сделать людям приятное было моей идеей. И с этим стремлением я пришел в профессию фотокорреспондента.

Беседовала Юлия ЛАВРЕНКОВА

Фото Юрия ИВАНОВА

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, зарегистрируйте или войдите в Ваш персональный аккаунт на нашем сайте.