У палыновым вянку Беларусь

Рубрики: Культура, Новости.

Сябры, красавік памятны нам яшчэ адной датай – днём Чарнобыльскай трагедыі. Дзіўна атрымліваецца, што адбылася яна ў такую пару, калі ўсё жывое імкнецца дыхаць, расці, – жыць, адным словам. Але таго, што адбылося, не перамяніць, і нехта будзе высвятляць акалічнасці трагедыі, а нехта скажа, як Рыгор Барадулін:

Хай свеціцца імя Тваё,

Паэтычны куфэрак, стихи, творчество инвалидов, Чернобыльская трагедия, ЧАЭС, взрыв на Чернобыльской атомной станции
Віктар Барабанцаў. Бусел.

Беларусь,

У стронцыі, цэзіі, ліціі!

Як і ва ўсе вякі,

Душу быць ласкавай змусь,

Дазволь слязам,

Ужо радыеактыўным,

Ліцца.

 

Хай свяціцца імя Тваё,

У палыновым вянку

Гаратніца.

Хай цвіце твой дзядоўнік

Калючы, таму што безабаронны.

У цябе на слыху перагукваюцца

Радыяцыя і радаўніца.

Чакаючы ў гнёзды буслоў,

Дагніваюць на ліпах бароны.

 

Хай свяціцца імя Тваё,

Маці сумная!

Хмару радыеактыўную

Хусцінай ад Бога

Ты на самыя вочы насунула –

Не чуеш, не бачыш

Нічога.

 

Вядучая рубрыкі Ніна КАЗЛЕНЯ

Паэтычны куфэрак, стихи, творчество инвалидов, Чернобыльская трагедия, ЧАЭС, взрыв на Чернобыльской атомной станции
Віктар Барабанцаў. Чарнобыльская Мадонна.

 

Раіса ПАТАПЕНКА (Крычаў)

 

Не чутна людской пагалоскі…

 

За дротам калючым

Не чутна людской пагалоскі…

На сэрцы балюча –

Няма на Зямлі маёй вёскі.

 

Не попел пажараў –

Уся ў чарнобыльскім пыле,

Ад родных абшараў

Закрытая, як у магіле.

 

Я ўсё разумею,

А сэрца паверыць баіцца,

Што больш не пачую,

Як рыпнуць ўначы аканіцы,

 

Што больш не пакажа вяскоўцам

Упарты свой нораў

І голаў не ўскіне ў блакіт

Наш калодзежны жораў.

 

Няма той вады,

Што ад смагі людзей ратавала –

Ад чорнай бяды

Яна страшнай атрутаю стала.

 

За дротам калючым

Не чутна людской пагалоскі.

На сэрцы балюча –

Няма на Зямлі маёй вёскі.

 

А я праз гады

Яшчэ мару аднойчы напіцца

Той чыстай вады

З гаючай вясковай крыніцы.

 

Галина ГОРГУН (Лунинец)

 

***

 

Недосмотрели глядящие в оба

В ночь испытаний по воле Москвы…

Синим свечением вздрогнул Чернобыль,

Выплюнул смерть и забыл о живых.

 

Став бесконтрольною, страшная сила

Плавила все. Содрогалась земля…

В вихре запутанном Припять кружила.

Ведь не хотела она, не могла,

 

Атом глотнувшая, с жизнью проститься

И в неизвестность людей отпустить…

Слезы, как дождь, на растерянных лицах,

Слизывал ветер, не знавший пути.

 

Поняли прежнего больше не будет,

Ведь, покидая поспешно жилье,

О возвращении думали люди,

Каждый оставил здесь сердце свое…

 

Но не вернутся еще очень долго,

Похоронив о покое мечту.

Воют в местах отселения волки,

Темные окна глядят в пустоту…

 

Умерло все. Обреченность и ветер

Объединила навеки беда.

Школа и садик, служившие детям,

Их не увидят уже никогда.

 

Недосмотрели глядящие в оба,

Кто-то не думал, а кто-то не смог…

Тихой войной обернулся Чернобыль.

Всех нас хранит только вера и Бог…

 

***

 

На землю облако легло из черной пыли.

И до сих пор у горла комом этот след

Еще мы помним тот апрель, мы не забыли,

Забвения у боли этой нет.

 

Невидимое облако пылится,

Наполнив воздух цезием, свинцом,

Убогой безнадежностью больницы,

День ото дня тускнеющим лицом

 

И темной ограниченностью гроба

Для тех, кто покорился раньше нас…

К нам тихою войной пришел Чернобыль,

Надолго, не на год и не на час.

 

А за окном резвится день белее мела,

И над бесчинствами один хозяин – грех.

В глазах – вопрос, как крик отчаянья: «Что делать?

И в чем найти успокоение для всех?»

 

Проходят дни, мольба о помощи все тише,

Когда нет сил уже ни плакать, ни кричать.

Чернобыль душ вокруг, никто тебя не слышит,

Но там горит она, твоя свеча!

 

И день, и ночь не гаснет это пламя,

Нельзя задуть его чернобыльским ветрам.

Найдите свет, он в церкви, он во храме

Горит, чтоб осветить дорогу нам!

 

Мы так давно Чернобылем болеем,

Остаться вместе с ним обречены…

Но дивный свет нас сделает сильнее,

Ведь наши внуки жить еще должны!

 

Творит весна, она согласна с нами,

В природе оживление идет.

Пока она горит, свеча во храме,

Он жив еще и будет жить – народ!

 

Чтоб забыть не смогли…

 

Сколько жизней сгубила-угробила

Беспощадная вьюга Чернобыля.

Заслонили от солнышка крылья,

До и после – всю жизнь разделили.

 

Самых близких и самых родных

Потеряли мы в этой опале.

Нет у памяти той выходных,

Нет финала у этой печали.

 

Мирный атом творил беспредел,

Захлебнулись леса им и степи.

И простой наш народ поседел,

На виски пал чернобыльский пепел.

 

Список жертв чрезвычайно велик,

Чаще в нём белорусское имя…

Плачет памяти скорбный родник

Об ушедших, сгоревших живыми.

 

Цезий, стронций жгут чрево Земли,

Тяжела обреченная зелень

В росах слез… Чтоб забыть не смогли

Утро двадцать шестого апреля…

 

Ода труду

 

Ничего без работы не сбудется,

Не встревожится в поле пшеница…

Кто себя уважает – тот трудится,

Потому что привык он трудиться.

 

Руки есть – надели их работою,

Засучи рукава и за дело.

Не ленись, а работай с охотою

И за все берись твердо и смело.

 

Заводскому станку доверяешься,

Охватили токарные страсти?

Будешь токарем, если стараешься,

Сам себе и любому на счастье.

 

За баранкой потеешь упругою,

Любишь метры мотать на колеса?

Увлекает дорога – стань другом ей,

Чтоб ответить на сотни вопросов.

 

Ценишь труд – вся работа уместная,

Что умеешь – всегда пригодится.

Будет благом любая профессия

Для того, кто приучен трудиться.

 

Ольга КРИВОНОСОВА (Орша)

 

Сыну Уладзіміру

 

Жыццё працягвацца павінна,

Бо роду трэба прадаўжацца,

А я вось пахавала сына

І цяжка мне ад слёз стрымацца.

 

Пайшоў не ўчора, часу шмат

Мінула з нашага расстання.

О, каб прыйшоў сынок назад!

Але ж няма адтуль вяртання.

 

Трагічна абарваўся шлях,

Узамен нічога не аставіў.

Няма надзей, душа ў слязах,

Жывой вясёласці пазбавіў.

 

Жыццё працягвацца павінна…

Анёлы недзе побач з ім.

Я ўзгадала зноў пра сына,

Гарыць свяча, малюсь аб ім,

 

За сына і за ўсіх, за ўсіх,

Хто быў калісьці побач, разам.

Пра іх нагадваю жывым

І сэрцам трапяткім, і сказам.

 

Евгений МАКАРЕВИЧ (Береза)

 

Апрельская весна

 

Бурлят ручьи волнующим потоком,

Капель стучит звеняще у окна.

И даль ясна, гудит простор широкий,

Шагает по нему уже весна.

 

Уже она без всякого обмана,

Смеясь, глядит на нас во все глаза.

Не кажется ее явленье странным,

Когда в глазах счастливая слеза.

 

А жизнь, чьи помнить надобно уроки,

Чтоб синяков не набивать на лбу,

Нам назначает времена и сроки,

И может быть – на лучшую судьбу.

 

Жалеть не надобно

 

Что прошло – жалеть не надобно,

Будь хоть трижды дорогим.

Может, новое порадует,

Все заменится другим.

 

Да и скучно было б все-таки

Взору, сердцу моему,

Дни и годы были б сотканы

По узору одному.

 

То метелица расстелется,

То услышу птичью трель.

Лужей с облаком поделится

Март, въезжающий в апрель.

 

На рассвете грохот поезда

Пробуждает снова сны.

Мы живем, пока не поздно все ж,

С вечной жаждой новизны.

 

Если в горе плакать хочется –

Плачь. И все же не забудь:

Слезы схлынут, день окончится,

Скорбь уйдет, но длится путь.

 

Расцветет над полем радуга,

И уйдет из сердца боль.

Новый день нас вновь обрадует

И согреет нас с тобой…

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.