История одного Человека

Рубрики: Новости.

Необычная все-таки у вас судьба, – говорю своему собеседнику.

– Обычная, счастливая, – немножко задумавшись, улыбаясь, отвечает он. Вот уж не знаю насчет «обычная»: детский дом со своей шумной, насыщенной жизнью, строгий техникум, потом встреча с родителями, работа в районной речицкой организации инвалидов, затем областной, духовное училище, Гомсельмаш… Впрочем, передаю слово заместителю директора СУ «Инвацентр» Олегу Кульчи.

Родился я в Бресте. Мать от меня сразу отказалась, поэтому отправили в речицкий детский дом-интернат – мою школу, семью, крепость. Там проучился 11 лет, поступил в кооперативный техникум, закончил экономическое отделение по специальности экономика и управление предприятием. В апреле 2003 года меня избирают председателем речицкой районной организации общества инвалидов, а в сентябре я иду работать в ТЦСОН специалистом по соцработе.

После чего меня заметили в Гомеле, и я стал председателем уже областной организации инвалидов. Там проработал шесть лет. За это время встретил свою супругу Ирину. Мы познакомились на республиканском, наверное, самом первом молодежном слете, для которого я набирал команду. Я ей позвонил и пригласил поучаствовать. Как потом оказалось, она меня раньше видела, еще тогда приметила – я ее награждал дипломом. Но сам этого не помню. Обратил на нее внимание, когда приехали на слет в Минск.

Уволился из областной организации и, чтобы не ездить по командировкам, пошел работать помощником настоятеля храма «Всех скорбящих Радость», и даже закончил духовное училище.

Понимаете, нужно семью было кормить – устроился на Гомсельмаш распределителем работ, после назначили начальником диспетчерского бюро. А там супруга девочку родила. Ей предложили в Минске работу на предприятии «Светоприбор» ОО «БелТИЗ». Так мы сорвались в столицу. К сожалению, работать она не смогла, а меня здесь Владимир Петрович Потапенко поддержал, и я остался трудиться в Инвацентре. А супруга вернулась домой в Гомель.

Да, вереница событий, историй. Знакомства и встречи. Ощущение себя в новом качестве. Колоссальный опыт, полученный от учебы и работы. И я слушаю дальше…

В школе-интернате никогда наши личные дела читать нам не давали. Мне удалось увидеть свою отказную. Но своих родителей, родственников я нашел, только когда мне было 26 лет. Признаться, сильного желания искать не было. Но мне приснился странный сон. Потом, как оказалось, снилась моя бабушка, которую я в жизни ни разу не видел.

Приехал в гости, но мама не хотела признаваться, что все так получилось. Да и я глубоко не копал, чтобы не бередить душу. Но знаю точно, был поставлен ультиматум: либо мать от меня отказывается, либо всех ее детей заберут. А бабушка, по моим догадкам, была инициатором отказа. Через пару месяцев после того, как я их нашел, бабушка умерла. Я так думаю, что решила прощения попросить, чтобы спокойно уйти.

В детстве, конечно, мамы не хватало. Вот детей забирают на каникулы, а ты сидишь у окошка, смотришь и ждешь, что к тебе тоже кто-то вдруг придет.

Знаете, когда я только к ней приехал, мы сели за стол. Я подарил ей букет, а она его как будто не заметила – это был первый сигнал. Может, человеку никогда цветы не дарили. А второй – бабушка с мамой сидели и между собой разговаривали о том, выкопали они картошку или нет. Была такая ситуация, будто я просто вышел покурить и вернулся, как будто не было этой пропасти между нами в 26 лет. Я ей так прямо и сказал: «Большое тебе, мама, спасибо за то, что ты сделала это тогда. Потому что если бы я остался в «семье», то, в лучшем случае, научился бы считать кур до десяти и все. А то и этого бы не умел».

Брату и сестре даже не говорили, что я существую, пока не приехал. Теперь мы с братом общаемся, у него двое деток. Вот недавно вместе ездили к тетке нашей, к маминой сестре. С мамой так: здрасьте – здрасьте. Если я позвоню, то пообщаемся, а так… Конечно, какие-то чувства к ней как к матери у меня есть. Но если брать людей, которые были рядом со мной почти всю жизнь, например, мои воспитатели и наставники, то они намного ближе мне. Скорее, к матери я отношусь как к физическому лицу, не более того. И обижаться на нее – не обижаюсь.

«Человеку, в общем-то, нужно не так уж много – всего клочок твердой земли, чтобы поставить ногу и удержаться. Только клочок твердой земли, за который можно зацепиться». Это слова Марины Цветаевой. Думаю, что в судьбе Олега тем самым твердым клочком земли, той зацепкой оказались люди, о значении которых продолжит мой собеседник.

В моей жизни было столько людей! И каждый человек давал мне какой-то урок, опыт, назидание. Я считаю так: если ты сумел распознать, чему тебя человек может научить, значит, ты стал еще богаче. Даже человек, который делает тебе подлость, он все равно открывает на многое глаза, закаляет и делает тебя сильнее. Поэтому для меня нет вещей, из-за которых можно обидеться или затаить злобу. А тем более на родную мать, я же не знаю ситуации, что тогда произошло… И я ее не осуждаю, как есть, так есть.

Спасибо тем людям, которые были со мной в интернате, за то, что они смогли воспитать во мне такое отношение к жизни. Чтобы не закрываться в своих проблемах и не злиться на обстоятельства. Уже почти 18 лет как покинули интернат, а мы все общаемся, встречаемся. Я хорошо знаю, как сложилась судьба ребят. И с преподавателями созваниваемся. Каждый год видимся. А когда жил поближе к интернату, так практически раз в месяц приезжал в родные стены. Пусть нескромно, но моя фамилия сегодня там имя нарицательное.

Кстати, о фамилии. Кульчи – это фамилия первого мужа матери Олега. А происхождение ее молдавское, есть такая народность гагаузы. В переводе с молдавского Кульчи, а точнее «кульчик», обозначает женскую сережку.

Трудно сейчас выделить кого-то из наставников, потому что это будет наполовину. Но я бы всех их вспомнил и назвал. Наш директор, ныне покойный, научил нас смотреть и идти только вперед. Никто ни разу не слышал, чтобы он повысил голос. Миролюбие в нас от завуча нашего, который вел математику. Нам везло! Я люблю говорить, что Господь Бог меня до сих пор несет на руках, от меня остается всегда только одна пара следов. И сам я еще по жизни не шел, меня пока несут.

Поразительно для нашего времени то, что в интернате для меня примером были старшеклассники, на которых хотелось равняться. Мы ведь бок о бок с ними 24 часа. Вот после крещения, с 12 лет, было желание стать на духовную стезю. В свое время в детдоме у меня кличка даже была Батюшка. Потом она трансформировалась в Батю. И до этого дня я так и остался для всех своих просто Батей.

С класса 6-го с одним парнем сами делали ремонт в школе. Благодаря нашим преподавателям, если надо, мы и гвоздь заколотим, и кран починим. Единственное, кухня для меня осталась иностранным государством. Если все остальное делаешь с удовольствием, то на кухню идешь, потому что надо. В интернате мы только с раздатки забирали наши тарелки и шли за стол. То есть к готовке нас не подпускали. Зато к другим хозяйственным делам приучили: была своя ферма, где мы по очереди дежурили, за каждым классом закреплена теплица, нужно было копать, садить, полоть, поливать… Было дело, что занимался пошивом игрушек, подарки шил.

Наш класс был и остается самым дружным и сплоченным. У нас в школе было два направления: общеобразовательное и для детей с умственно-физическими отклонениями. Периодически нас проверяла комиссия. Если ученик не совсем ее устроил, то могут перевести в класс, где дети с нарушениями. Было принято решение о переводе одноклассницы во вспомогательную школу. И наш класс устроил бойкот на весь интернат! Никто не занимался, вплоть до того, что вызывали инспектора по делам несовершеннолетних, директора. А мы стенкой стали за нашу девочку. Так длилось целую неделю. В итоге мы ее отстояли!

При встречах часто вспоминаем первое осознанное упоминание меня в местной газете. А повод-то какой! В школе подрался из-за девушки. Чуть ли не милицию вызывали. Была жалоба в районо, приезжали разбираться, а все это было на контроле СМИ. Вот и написали, что Кульчи Олег Васильевич подрался из-за девушки. Сейчас встречаемся с одноклассниками, и они мне: «Ну что, медийная персона, ты все в газетах?! А я им в ответ: «Так с вашей легкой руки как начали печатать!..»

В 1997-м году участвовал в первом конкурсе, сейчас это фестиваль творчества в Витебске. Тогда выиграл диплом 1-й степени в номинации поэтическое творчество, но никому об участии не рассказывал. Из Минска из Союза писателей Беларуси приехали в Гомель, чтобы меня пригласить уже на республиканский конкурс. Так в Гомеле узнали о моем увлечении. И пришлось на дне первокурсника за всех отдуваться.

Олегу близка любовная лирика, есть стихи о войне. Даже писал на заказ ко Дню работника тяжелой промышленности, когда работал на Гомсельмаше.

Когда я спросила у Олега, какое его положительное качество, он ответил: доброта. Тогда я спросила, какое отрицательное качество, и он сказал: доброта.

Где-то надо быть жестче, но не получается, просто жесткости в жизни мне уже хватило. Я вижу, что надо, но преодолеть себя сложно. Уж лучше я буду добрым. Есть такое выражение «свободные уши», я тот человек, который умеет слушать. И это помогает очень. Человек что-то рассказывает, и тебе это может не нравиться. Когда он выговорится, то ты показываешь ему ситуацию под другим углом, и многие меняют точку зрения. Пусть не кардинально, но человек прислушается. И нужно учиться видеть в человеке его достоинства, которые закроют все его недостатки. Если этим не овладеть, то общения не получится.

Либо мы стремимся заполнить стакан до конца, видя, что он наполовину полон. Либо мы расстраиваемся, что он наполовину пуст, разбиваем его и больше ничего не имеем. Поэтому все их я даже не называю сложностями, мне ближе слово «вопросы». Они имеют свои ответы и разрешения. Дело в тебе, насколько ты готов взяться за эти вопросы. Если передо мной стоит задача, я смотрю, как ее решить. Я не зацикливаюсь на том, что она глобальная, неподъемная и т.д. А мы чаще ищем причины, чтобы уйти от решения вопросов.

Была мысль стать психологом. Когда работал в Речице в отделении дневного пребывания для инвалидов, то пробовал себя в семейных консультациях. Хотя я не жил в семье, какой из меня семейный психолог! Но слова находил и проводил беседы. Все зависит от того, как мы сами смотрим на окружающих нас людей и обстоятельства. Можно видеть, что эта стена грязная, а можно, что она розового цвета в полосочку. Невозможного ничего нет, просто надо видеть, зачем тебе это надо.

Я благодарен Богу за то, что было и есть.

Беседовала Анна ЯКИМОВИЧ

Фото из личного архива Олега Кульчи

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.