Или – или

Рубрики: Новости.

В Клецке Виктор Иодик встретил меня прямо на выходе из автобуса. Честно говоря, был немного ошарашен: человек смотрит на меня и приветливо улыбается. Даже оглянулся, может, кого другого встречает? А мужчина уже двигается ко мне и протягивает руку. Автоматически поздоровался. Уже потом до меня дошло, что Виктор читает нашу газету и, конечно, видел мою фотографию. Так что этот факт сыграл положительную роль, не пришлось тратить время на, так сказать, «взаимное обнюхивание».

А статья так названа по простой причине: жизнь Виктора Иодика строится именно по такому принципу – или жить, или существовать.

Кто есть кто

Телефон Виктора у меня был уже давно. Когда-то ездил в Клецк, но по другой проблеме. Было сильное желание встретиться с инвалидом 2-й группы, а одновременно и предпринимателем. Хозяином частного магазина. При разговоре сказал Виктору, что он – случай уникальный. Немного ниже объясню, в чем заключается уникальность Виктора Иодика. В тот приезд в Клецк я не стал гоняться за двумя зайцами, даже не звонил Виктору.

Теперь уже можно объяснить, в чем особенность Иодика. Во-первых, у него врожденная гемофилия, болезнь неприятная и опасная (разве есть приятные болезни?). Во-вторых, он сам открыл магазин рыболовных принадлежностей, торгует ими уже пятый месяц. Что я обычно вижу, когда приезжаю к своим героям? Мягко говоря, не самое радужное настроение, пессимизм и неверие ни во что. Этих людей я понимаю, поэтому не особо цепляюсь к их настроению. Ну а Виктор поразил своим оптимизмом. Несмотря ни на что. Это сразу бросилось в глаза. Как-то не очень нравятся мне нытики. Наверное, потому что никто человеку не поможет, кроме его самого? Наверное.

Виктору 45 лет, мужчина в расцвете сил. Он и не прячет это обстоятельство ни от кого. Что есть, то есть. У него семья, жена Наталья и дочка Настя. Дочка учится в шестом классе и занимается танцами, часто выступает на всевозможных концертах. Слава Богу, Настя здорова. Да только ее мать, Наталья, тоже инвалид. У нее сколиоз, искривление позвоночника, как результат – 3-я группа инвалидности.

У Виктора два брата и сестра. Виктор был последышем, последним ребенком в семье. Не всегда это обстоятельство является для человека счастливым. Если хотите, болезнь – это пожизненный крест. Его тоже нужно пронести с достоинством… А мать жива, ей 79 лет.

Первые шаги

Что видно с первого взгляда, Виктор Иодик – активный человек, со своей выстраданной позицией. Из тех, кто не хочет ожидать благоприятную погоду на берегу моря. Он сам делает погоду своей жизни. Это доказывает его биография.

Надо сказать, что Виктор родился в не очень удачное время. Другими словами, он тоже, как и все живущие ныне, застал весь букет катаклизмов, которыми сопровождается смена одной общественно-политической ситуации на другую. Юность его пришлась на конец 80-х – начало 90-х годов прошлого века. Только в начале 90-х возникло ОО «БелОИ». Ну а в СССР инвалид был предоставлен самому себе. На деле это выглядело так:

– Помню, мать обегала все инстанции и просила: дайте моему сыну хоть какую-то работу, – вспоминает Виктор. – А она была обычная медсестра…

Работу все-таки удалось найти. Виктор стал работником Слуцкого комбината надомного труда. Заказы и материалы привозили из Слуцка в Клецк, Виктор вязал мочалки. В те времена удавалось получать по 100 рублей в месяц, 1988 год, кто помнит, тот знает. Вот только такая работа не очень-то удовлетворяла Виктора. Ему хотелось чего-то большего. Вполне понятно, что это хотение закончилось тем, что
Иодик поступил и закончил заочный финансово-экономический техникум в Минске. Получил квалификацию бухгалтера. В начале 90-х Слуцкий комбинат надомного труда успешно развалился. Его и не ждала другая судьба, тогда закрывались самые разные предприятия, где работали здоровые люди. Что ж говорить о комбинате надомного труда?!

Но у Виктора уже был такой своеобразный капитал – профессия. Вполне естественно, что по специальности он работать начал в районном обществе инвалидов. Правда, зарплату там получал только председатель общества. Все остальные трудились на общественных началах. То есть даром. Таким образом, даже имея всегда востребованную профессию, Виктор только получал небольшую пенсию, других доходов не было. Впрочем, характер – это тоже капитал. Им нужно только правильно распорядиться. Думаю, у
Иодика были нужные задатки, чтобы стать теперь тем, кто он есть.

Как-то знакомый предложил Виктору войти в дело, работать в магазине рыболовных принадлежностей. Не было никаких обещаний, что, мол, будешь, как сыр в масле кататься – просто работать за зарплату. Виктор проработал в том магазине пять лет. В конце концов, знакомый его «кинул»: обманул и не заплатил причитающуюся сумму. «Кинуть» – это, в общем, распространенный прием и в те, и в эти времена. Сейчас Виктор с тем знакомым не общается. Наверное, тогда и появилась у Виктора здравая идея: а почему самому не открыть собственный магазин с теми же товарами, той же направленности?

Вот так, в прошлом году идея была реализована.

Особенности национальной торговли

Собственно говоря, Виктор Иодик торгует рыболовным товаром только пятый месяц. Тут стоит порассуждать о некоторых особенностях торговли в конкретном городке Клецк, да и вообще в Беларуси. Начинать собственное дело в 45 лет, будучи при этом человеком с ограниченными возможностями? При том, что жена тоже инвалид, что есть дочка-подросток?.. Короче говоря, кругом сплошные риски.

С другой стороны, выхода у Виктора практически не было. Вот уже действительно, или-или. При этом, с женой у них разные группы, но оба получают одинаковую пенсию – 1 млн 700 тысяч рублей. Может ли в наше время семья из трех человек жить на 3 млн 400 тысяч? Как высказывался Станиславский – не верю! Поэтому оставалось одно – рисковать, все-таки открывать магазин. Поддерживало Виктора то, что он все же имел экономическое образование и пятилетний опыт работы простым продавцом.

Кстати, магазин рыболовных принадлежностей, который открыл Иодик, стал третьим таким же магазином в Клецке. Все они расположены на одной центральной улице. Клецк вообще небольшой город, здесь всего 10 тысяч населения. Сколько из них увлекается рыбалкой, не знаю. То, что магазинов, предоставляющих нужный товар, целых три – уже хорошо. Для покупателей. Что касается хозяев магазинов, то им гораздо труднее. Конкуренция есть конкуренция. Для того, чтобы этот хозяин был в плюсе, чтобы его товар раскупали, он должен предложить более разнообразный ассортимент товаров, более низкую цену, да и вообще, относиться к покупателю, как к родному. Тут много нюансов, чтобы учесть все, нужно постоянно думать, прикидывать, фантазировать.

Магазин Виктора находится где-то посередине. Покупатели заходят, смотрят, выбирают и…  ничего не покупают. Они идут дальше и считают. Узнав цены во всех трех магазинах, покупатель может к вам вернуться и купить. А может и не вернуться. Эх, хорошо было в СССР… Если был универмаг, то один, если гастроном, то один-два, но цены были везде одинаковые. Хочешь-не хочешь, а если нужны штаны, то пойдешь все равно в универмаг. Ну, если нужна колбаса, то вы пойдете туда, где она вообще есть. Все было просто.

С Виктором мы говорили в уютной комнате районного общества инвалидов. Выпили кофе, обо всем нужном поговорили, а потом пошли в его магазин. По дороге Виктор здоровался то с тем, то с другим. Один кряжистый мужчина поздоровался и спросил: «Витя, как там с мормышом?» «Есть, заходите», – ответил Виктор и мы, наконец, дошли до его магазина. Я бы сказал, он небольшой, уютный, с такой свое-
образной домашней атмосферой. Мне сразу захотелось рассматривать товары под стеклом, на прилавках. Хотя я в этих рыболовных принадлежностях ничего не понимал. Все же я по натуре грибник. А в магазине за прилавком стояла Наталья, жена Виктора.

Кредит и прочие неприятности

– Государство отправило людей с инвалидностью на пенсию, – рассуждает Виктор, – сама пенсия небольшая. Вот, сиди на пенсии и не возникай, не создавай проблем. А я так не хочу! Мне нужна нормальная работа, я должен семью обеспечивать!

Это слова не человека с ограниченными возможностями. Это говорит совсем здоровый человек. По сути, так. Хотя инвалидность все же есть. Виктор всего добивался сам. Хотя ему всегда помогали друзья и знакомые. Надо помнить, что Клецк – это провинция. С одной стороны, здесь трудней выжить предпринимателю, а с другой – даже легче. Здесь все друг друга знают, здесь отношения между людьми проще.

Понятное дело, чтобы организовать бизнес, чтобы развивать его, нужен кредит. Иодик брал кредит в «Приорбанке». Когда-то я брал интервью у тогдашнего председателя правления банка Костюченко, это было еще в прошлом веке. Впечатления остались хорошие. У Виктора они такие же. Проблем при получении кредита у него почти не было. Правда, отдавать банку нужно примерно в два раза больше денег, чем он взял. Неизбежный минус. В этом смысле Виктор ничем не отличается от здорового предпринимателя. И инвалид, и здоровый платят одинаково, и никаких льгот у инвалида нет. Правильно ли это? Не знаю…

Одним словом, в «Приорбанке» потребовали только справку из налоговой инспекции. Из нее следовало, что индивидуальный предприниматель Иодик исправно платит единый налог, замечаний к нему налоговая инспекция не имеет. Кредит был выдан.

Нужный товар Виктор заказывает по телефону. Вначале для этого нужно посидеть в интернете, узнать, что предлагает тот или иной поставщик, цену, а потом позвонить и заказать. В определенное время приезжает фургончик и привозит товар. И все проблемы? Нет, они только начинаются.

– Вы же знаете, что с 1 марта весь товар нужно принимать только по накладным, – говорит Виктор. – А если у тебя будет неучтенный никем товар, то налоговая инспекция тебя накажет по полной программе. Да, я все делаю по правилам. И что, мне лучше? Получается, что если получать товар по накладным, то все выходит в два раза дороже. Ладно, пусть так. Так ведь и покупатель должен за товар заплатить больше! Стараюсь снизить цену как можно больше, а для покупателя все равно много. А с чем я остаюсь?

Понимаете, нет никакой стабильности. Сегодня выходит одно постановление, а завтра уже другое. Очень сложно стало работать…

Интересно посчитать, куда Виктор платит. В свое время он вступил в жилищный кооператив, сейчас живет в своей квартире. И каждый месяц платит определенную сумму. За ним числится кредит из «Приорбанка», это еще одна статья расходов. Плюс ко всему – интернет, с помощью его Виктор ищет поставщиков. Дальше звонок по телефону, жди товар. При этом сегодня принята предоплата. Понятно, что в теперешних  ненадежных условиях без этого никак не обойтись. Но получается так: товар еще не продан, неизвестно, как он вообще будет продаваться, а вы уже обязаны за него заплатить. Справедливо ли так? Ненужный вопрос. Правила диктует не продавец, а покупатель. Можно повысить цену на тот или иной товар. Купит ли кто-нибудь его? Никакой уверенности нет.

– Знаете, – продолжает Виктор, – от магазина я еще ни копейки не брал. А как я могу что-то взять, если выплачиваю кредит? Что я могу взять, если постоянно необходимо обновлять ассортимент?

Вот так. Это реальная жизнь предпринимателя. Что-то она мне представляется совсем не райской, а даже наоборот. При этом я не забываю, что Виктор Иодик со всем своим оптимизмом – человек с ограниченными возможностями. Хочется спросить: почему к нему тоже возникают неограниченные претензии? Вот только непонятно, кого спрашивать. Все равно промолчат…

Сергей ШЕВЦОВ

На фото автора: предприниматель и инвалид Виктор Иодик; у своего магазина.

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.