На войне как на войне

Рубрики: Новости.

Долгую дорогу мне уже трудновато выносить. То ли старею, то ли слишком много ездил. Берешь с собой книгу, лучше детектив. Так и развлекаешься. До Клецка вроде бы недалеко, если ехать автобусом. Я выбрал электричку с пересадкой в Городее на автобус – дешевле. Вы знаете, не пожалел: осенние белорусские леса были в полном великолепии. Одного только желтого цвета я насчитал пять или шесть оттенков…

В Клецке меня ждала Тамара Владимировна Апанасевич, инвалид 2-й группы, бывший бухгалтер и жертва внутридомовых разборок. Осенние краски поблекли после ее рассказа о своих горестях. На обратном пути я уже не пялился в окно, открыв рот. Подумать было о чем. Но вначале было письмо Тамары Владимировны.

С чего все началось

А началось все с письма Тамары Владимировны.

«Живу я одна в этом доме, беззащитная женщина, с 1978 г. Очень мне много пришлось пережить. Очень часто обращалась к власти района и органам милиции, но никто мне не хочет помочь.

В январе 2014 г. Клецкое ЖКХ меняло мне пол в кухне и коридоре. Ремонт мне обошелся в 5 млн рублей.  Хотя в договоре ЖКХ указано, что за сохранность материалов на ремонт пола отвечает ЖКХ, но украли три больших доски в присутствии работников ЖКХ и отнесли на мой счет ремонт пола (орфография письма сохранена, – С.Ш.). Песок и лаги не положили под доски, сказали, что лаг нет у них, а песок носи сама. Если хочешь, так и делай сама. А меняли пол из-за того, что тот сгнил от затопления с квартиры № 5, сверху.

21 августа 2014 г. у меня опять стояла вода в коридоре и на кухне. Когда приехали работники ЖКХ, то видели, что воды на полметра и написали акт, что забита центральная канализация. А на деле забили канализацию в квартире № 1, рядом со мной. Работники ЖКХ скрыли это, так как хозяин этой квартиры работал вместе с ними в ЖКХ, а меня сделали крайней.

Квартира моя застрахована, но когда я обратилась к страховщикам, мне сказали, что все зависит от того, что напишет ЖКХ в акте. В итоге, когда комиссия приехала в третий раз, то сказали, что страховку не получите, что воды уже нет.

Вот какая жизнь одинокого, больного, беззащитного человека. Хотя я очень много проработала и имею награды Верховного Совета. Когда мне пришлось почитать вашу газету «Вместе!», она очень заинтересовала меня и понравилась. Я решила обратиться к вам за помощью… очень желательно и прошу, чтобы приехал корреспондент и посмотрел».

Он и приехал, этот корреспондент. То есть, ваш покорный слуга. Посмотрел. И послушал Тамару Владимировну почти два часа. Еще в редакции у меня возникли подозрения, что дело тут не только в полах. Так и оказалось. Все в этой истории сложней, трагичней и печальней. Слушая Тамару Владимировну, ваш корреспондент порядком замерз. Однокомнатная квартира была холодна, сыра и сотрясалась от грохота проезжающих грузовиков. Можно ли тут вообще жить? Тамара Владимировна жила…

И другие обстоятельства

История болезни Тамары Владимировны немного экзотическая. Она как раз в тот день шла в больницу. И тут ей встретилась толпа цыган. Почему у нее появилась мысль, что цыгане ее ограбят, убьют и бросят в траншею, до сих пор непонятно. Но появилась. Такие мысли, как ржавый гвоздь, из головы трудно вынуть. Короче говоря, женщина здорово испугалась и пережила сильнейший стресс. Это и было началом болезни. Как говорится, все болезни – от нервов. Вроде бы, неграмотное выражение, но тут так и было.

Болезнь протекала очень тяжело. Тамару Владимировну осмотрела хороший врач Бурмистрова и сразу дала направление в Минск, на ул. Кропоткина. К другому очень хорошему врачу, Иосифу Протасу. Иосиф Исаакович после детального осмотра сказал так: «Я даю гарантию, что это результат сильного стресса». А ведь в Клецке ей ставили совсем другой диагноз – рассеянный склероз. Это страшная, к тому же неизлечимая болезнь. Но именно врач Протас поставил на ноги Тамару Владимировну.

«Я уже и жить не хотела», – признается Тамара Владимировна. Еще бы, на какое-то время у нее отнимались ноги, пропадало зрение, двоилось в глазах. А я до сих пор думал, что выражение «двоится в глазах» – всего лишь фигура речи. Оказывается, это медицинский факт.

Все осложнялось тем, что женщина жила одна. Когда-то у нее была семья: муж, сын. С мужем она развелась, другого выхода не было. В свое время милиция и пожарники были в одном ведомстве. Муж Тамары Владимировны числился за милицией и работал пожарным инспектором. А что за работа у пожарника, все знают. В переводе на нормальный язык, особой работы у него не было, но была проблема: как убить время. В общем, муж увлекся борьбой с «зеленым змием» и эту нешуточную битву проиграл. Спасаясь от пьяного в стельку Апанасевича, Тамара Владимировна прыгала со второго этажа, ночевала зимой в подвале вместе с крысами. Дома оставался 3-летний сын Валерка.

К тому же муж разбился на мотоцикле и повредил голову. После этого он спился совсем. Сын Валера давно вырос, живет в Копыле, а работает в Несвиже. Как я понял, он предприниматель. Иногда заезжает к матери и поддерживает ее. А где теперь муж, Тамара Владимировна старается не думать.

Родственники

У Тамары Владимировны есть брат и сестра, оба старшие. Сестра живет возле Синявки, а брат – в самой Синявке. Тамара Владимировна рассказывает несколько путано, часто повторяясь, но фразы строит логично, разумно. Из этого я делаю только один вывод: она страшно одинока и давно не говорила с кем-нибудь.

Брат иногда заезжает, но они с ним в напряженных отношениях. Брат заезжает, чтобы поругаться. Он продал старый дом в деревне Звонка, где жила вся семья. Она, конечно, тоже наследница и должна получить часть суммы. Последний раз брат устроил небольшой скандал и твердо заявил: «Ничего не получишь!» Так что болезнь и инвалидность Тамары Владимировны – это одно, а жизнь во всех ее хороших и не очень проявлениях продолжается.

Все сводится к конфликту родственников при дележе наследства. Обычное дело. Впрочем, вступать в этот конфликт Тамара Владимировна принципиально не хочет и даже не поедет «решать проблему». Не зря ей сказали в одном лечебном учреждении, что психика у нее сохранилась в нормальном состоянии, но она слабохарактерная. А что вообще значит – сильный характер? Она должна бить морду брату и ругать его последними словами? Она этого не хочет. Ей и так живется в Клецке слишком «весело». Настолько «весело», что об этом нужно рассказывать отдельно.

Ремонт как таковой

Когда я слушал Тамару Владимировну, вдруг подумал: если б не эти полы, она нам все равно написала бы. О чем-нибудь другом, но написала бы. С первого взгляда видно, что ей не хватает общения, ей не с кем поговорить и некому излить душу. Впрочем, это уже другая тема. Давайте лучше о полах.

Сначала Тамара Владимировна очень долго дозванивалась до ЖКХ. Наконец, дозвонилась. Приехали ремонтники, а вода стояла уже по колено. «Воду убирайте сами. Мы не будем», – заявила бригада и ушла в соседнюю квартиру. Воды было так много, что Тамара Владимировна убирала ее старым халатом, не пожалела. Тут появились ремонтники. Посмотрели, покумекали и решили, что забита центральная канализация. Проверили – нет, не забита. Опять пошли в соседнюю квартиру №1. Оказалось, что канализация забита там. Но на кого списать этот грех: на Тамару Владимировну, пенсионера и инвалида, одинокую, или на соседа, который живет сожителем в кв. № 1 и даже там не прописан, но работает вместе с ремонтниками в ЖКХ?

Понятное дело, что крайней сделали Тамару Владимировну. При этом ей никто не обещал компенсировать затраты на ремонт – ни представительство Белгосстраха, ни Клецкий райисполком. Опытный в бумажных делах человек, Тамара Владимировна бережно хранит ответы из инстанций. Придется цитировать и удивляться. Вот ответ председателя райисполкома Г.М. Соловья: «Ваше обращение о ремонте квартиры (замена полов) рассмотрено комиссионно (это как? – С.Ш.) с выездом на место. В соответствии с п. 8 Правил пользования жилыми помещениями <…> нанимателям жилых помещений государственного жилищного фонда обязаны проводить текущий ремонт за свой счет. Вы можете обратиться в КУП «Клецкий ЖКХ», либо в другую специализированную организацию и заключить договор на ремонт квартиры за собственные средства. Материальная помощь из бюджетных средств райисполкома на проведение ремонта квартиры не предусмотрена».

Больше всего меня удивил в ответе председателя не сам отказ, это понятно и привычно, а то, что глава района не знает, что делается у него в городе. Какие «другие специализированные организации»? Есть только организованная ЖКХ да шабашники. Любопытна последняя фраза документа: «В связи с тем, что вы не состоите на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, вопрос о предоставлении вам жилья не рассматривался».

Странно, ей-богу, посидев пару часов в квартире Тамары Владимировны, я не выдержал и спросил ее: «Почему вы не просите другую квартиру? Здесь же жить невозможно!».

Что ответила районная власть, вы прочитали выше. Можно к этому добавить то, что в Клецк приезжал госконтроль во главе с тогдашним председателем Минского облисполкома Борисом Батурой. Тамара Владимировна прорвалась со своим заявлением к нему лично. На что Борис Васильевич сказал прочувствованно: «Да что ж это такое?! Она же инвалид, пенсионер, поменяйте ей квартиру!» Высокого начальника в Клецке никто не услышал. В это время как раз сдали новый дом, и там была 1-комнатная квартира. Как вы уже догадались, Тамара Владимировна ее не получила…

Хотелось бы дополнить еще вот что. Апанасевич – в общем интеллигентный человек, а вокруг живет исключительно пролетариат из ЖКХ. К Тамаре Владимировне он относится по-пролетарски: с настороженной ненавистью. Если начать перечислять все мелкие пакости, которые они делают Апанасевич, то, боюсь, и всей газеты не хватит. Получается не жизнь, а провинциальный боевик.

Когда Тамара Владимировна все-таки попадает в кабинет председателя райисполкома, он встречает ее вопросом: «Ну, что опять?» Даже прокурор района звонил в райисполком: «Да помогите вы ей хоть чем-нибудь!» Все правильно, прокуратура контролирует все ветви власти. Должна контролировать. Жизнь вносит свои  коррективы. К сожалению…

Не страховой случай?

Ответ Тамаре Владимировне из представительства Белгосстраха по Клецкому району стоит привести почти полностью. Он того заслуживает.

Итак: «Представительство Белгосстраха по Клецкому району, рассмотрев ваше заявление от 26.08.2014 г. о происшедшем событии – повреждении квартиры <…>, сообщает следующее: для признания заявленного случая страховым запрошены все необходимые документы из КУП «Клецкое ЖКХ». Между вами и Белгосстрахом <…> заключен договор добровольного страхования квартир <…>. Согласно условиям страхования страховым случаем является утрата (гибель) или повреждение застрахованного имущества в результате стихийных бедствий, несчастных случаев, неправомерных действий третьих лиц. Согласно документам, полученным от КУП «Клецкий ЖКХ», дефектов не выявлено, соответственно, заявленное событие не может быть признано страховым. Исходя из вышеизложенного, Белгосстрах не имеет правовых оснований для выплаты страхового возмещения <…>. Директор С.В. Алексейчик».

Очень красивая подпись у С.В. Алексейчика. Пару минут любовался. Нет, я не ставлю под сомнение его ответ, упаси Бог. Не будет же страховой агент влезать во все тонкости этого дела. Их не пришьешь к делу. Агенту неинтересны подробности, ему нужен документ из ЖКХ. Коммунальники его и представили, естественно, в выгодном для себя свете. Мол, виновата сама гражданка Апанасевич. А мы все ей сделали, мы белые и пушистые.

Нужно ли знать агенту, что в кв. № 1 живет работник ЖКХ, а ремонтники не захотели подставлять своего коллегу? Хотя знали, что засор случился как раз у коллеги. Да и потом, представительство Белгосстраха находится в Клецке. Зачем ему портить отношения с местным начальством? Глупо. Лучше пожертвовать клиентом, т.е. Тамарой Владимировной. Что называется, нет трупа – нет дела. Черный милицейский юмор…

Тем не менее, Тамара Владимировна все-таки есть. Понимаю, что она надоела местному начальству. Оно привыкло, чтобы все были тише воды и ниже травы. А если кто-то «возникает», его нужно успокоить. Стара сказка, очень стара….

Сергей ШЕВЦОВ

Фото автора

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.