Ромео в поисках Джульетты

Рубрики: Новости.

«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте…» Письмо, которое пришло в редакцию, более чем соответствует этой расхожей цитате из Шекспира. Хотя бы потому, что обратный адрес весьма характерный: Волковыск, ИК-11, отряд № 28, Конопелько Денису Николаевичу. ИК – это исправительная колония. Почему именно нам пришло это письмо? Денис Конопелько – инвалид, ему ампутировали ногу. Как именно это случилось, он не сообщает. Да это и не важно. Важнее то, что ноги у него нет.

1.

Первым делом, мне хотелось кое-что вспомнить. Например, фильм «Калина красная». У Егора Прокудина тоже была «заочница», с которой он переписывался. В конце у Егора все наладилось, и он пахал на тракторе землю. Но бывшие дружки ему этого не простили. И убили.

В жизни мне приходилось сталкиваться с уголовниками. Скажем, на среднем Урале, куда я в давние времена завербовался в леспромхоз в поселок Керчевский. Поселили нас в двухэтажном деревянном общежитии. Это было что-то…

Там жили недавно освободившиеся. Деньги они зарабатывали так. Приезжал некий человек, которому позарез нужна была пара вагонов леса. Он и нанимал бывших уголовников на рубку леса. Когда вагоны приходили в назначенное место, рубщики получали неплохие деньги. И тогда начиналось…

Пьянки проходили круглосуточно. Каждый вечер в коридоре происходили жестокие драки. Случались и трупы. Их просто выбрасывали на проплывающую льдину, Кама уже вставала, и плыви в сторону Ледовитого океана. Милиция здесь не появлялась. Вот уж действительно, власть тут была соловецкая. Нахлебавшись этой блатной романтики, ваш покорный слуга быстро-быстро уехал в родную Беларусь…

В Республике Коми, в городе Княжпогост, тоже было интересно. Там бродили по улицам расконвоированные з/к в черной робе и извинительно просили угостить сигаретой. Вообще, на окраинах города располагалось три зоны. В праздники там было слишком весело. А утром из бараков выносили трупы…

Ну, это так, вступление, так сказать, запевка. Пора приступать к письму Конопелько.

2.

«Пишет вам осужденный Конопелько Денис Николаевич, 1983 г.р. Я обращаюсь к вам за помощью, так как общество инвалидов посоветовало мне обратиться с моей проблемой к вам и уверяло, что вы обязательно отзоветесь. Наверное, нужно начать по порядку.

Очень трудно говорить о своих недостатках, а еще тяжелее, если эти недостатки приходят по непредвиденным жизненным причинам. В начале 2000-х я попал в автоаварию, именно это сломало мне жизнь. После аварии мне ампутировали ногу. Теперь у меня статус «инвалид». А ведь должна была состояться моя свадьба. Когда моя невеста узнала, что жених – калека, то пересмотрела свои взгляды и решила, что мы не подходим друг другу. После чего и вышла замуж за моего приятеля.

Это помогло мне разобраться, что если женщина говорит «люблю», то это не всегда правда. Прошло время, я смирился с тем, что инвалид – это отшельник, а знакомство с женщиной – закрытая тема. Я все же пытался познакомиться. Нет, я не искал «принцессу», я искал человека, который меня поймет, и поймет мое состояние, и не станет смотреть, что я без ноги. Ведь у человека много чего хорошего внутри. Нельзя судить о человеке по его внешнему виду.

Сейчас отбываю наказание за преступление, которое трудно назвать преступлением. Заступился за пожилую женщину, которая случайно повредила чужую машину. Получил 6 лет строгого режима. Срок отмерили такой, что и об освобождении не хочется думать…»

Неизбежный комментарий. Сначала автор решил, что это обычное письмо из зоны. Его мог вполне написать тот, кто вышел на «химию». Как говорится, все атрибуты налицо. Человек вступился за женщину, а ему отвалили такой срок. Значит, было еще что-то, что подпадало под действие УК. Вполне допускаю, что некая пожилая женщина была. Но за ее защиту 6 лет не дают. Председатель Гродненской областной организации ОО «БелОИ» Василий Лукашевич считает, что Конопелько сидит за обыкновенное воровство, возможно, за серию краж. Но всех обстоятельств дела он не знает. Следовательно, он не может знать, за что посадили Конопелько.

Правда, он и сам не распространяется о подробностях. В этом деле много неясного. Особенно, когда информации нет никакой.

3.

«Нужно немного рассказать о себе, о своем семейном положении. Здесь все плачевно. Мать умерла в 2001 году, отец – в 2005-м, так что родителей у меня давно нет. Остались два младших брата, с 2007 года они являются гражданами Италии, их усыновили итальянцы. Больше близких нет, живу один. Вы не представляете, что это такое – остаться один на один со своим одиночеством. Неужели в этом мире не найдется частички счастья для одинокого инвалида? Вы не представляете, как я хочу говорить кому-то «дорогая», «любимая», теплые нежные слова-пожелания. Я очень хочу, чтобы каждый человек, как только родился, был награжден пожизненно счастьем и любовью.

Уважаемая редакция! Я хочу достучаться до ваших сердец, чтобы прочувствовали мое состояние. Я никому не желаю этого (тюремного срока? – С.Ш.), наоборот, я каждому желаю найти свою половинку, свою любимую, желанную. Вот такие внутренние переживания, а может,  и отчаяние бушуют во мне. Очень надеюсь, что Бог меня слышит и видит, я готов к любым трудностям, к любым преградам, лишь бы я нашел ту, которую ищу…»

Неизбежный комментарий. Я всегда не очень доверяю текстам, где слишком много красивых слов, где все замешано на шоколаде с сиропом. Где на каждом шагу звучат клятвенные заверения в чем угодно. Мне кажется, это дурно пахнет. С другой стороны, Дениса я понимаю вполне: зона, где все говорят на всем понятном матерном языке, где темы разговоров в основном скабрезные. Думаю, у Конопелько это первая «ходка» и он просто не привык к тамошнему языку. Поэтому в своем письме использует так много красивостей – это просто попытка убежать хоть в письме от этого нечеловеческого языка и, в общем, нечеловеческих отношений. Допускаю, что мечта о женщине – это мечта о чем-то чистом.

А трудность и главная преграда для Дениса теперь – это преодолеть тюремный срок. И постараться остаться человеком. Это самое трудное…

4.

Ладно. Оставим в покое сентиментально-романтическую струю. Ведь судьба Дениса Конопелько действительно трагична. Он остался без родителей и без младших братьев. К тому же, квартиру у него отобрали. Вероятно, за неуплату коммуналки. Куда ж ему было податься? На что жить?

Куда и к кому ему идти после освобождения? Где ему, инвалиду, найти работу? На кого надеяться? Множество инвалидов тоже не могут найти работу. Но у них хотя бы есть угол и пенсия. У Конопелько нет и этого. Тяжело ему придется, ох, как тяжело.

Да, скорее всего, свой срок он получил вполне справедливо. Но он и так инвалид. И он один. Не слишком ли жестоко обошлась с ним жизнь?

«Уважаемая редакция! Помогите мне познакомиться с женщиной. Я не стремлюсь найти молодую красавицу, пусть эта женщина будет старше и на 5, и на 10, и на 15 лет. Дело не в возрасте, мне безразлично чужое мнение. И даже если у этой женщины будет какое-нибудь физическое отклонение – не беда, я сам инвалид, и эту женщину полностью пойму. Важно, чтобы она поняла меня, помогла мне разобраться в жизни. Только любовь, взаимопонимание, нежность и доброе сердечное переживание – это залог крепкого семейного счастья.

Пусть она будет сама собой, такая, как есть, тогда все будет искренне и честно… Не нужно надевать эти «маски», нужно быть самими собой.

Если Вы поможете найти такую женщину, можно вначале общаться по переписке, так как я нахожусь в колонии. В письмах можно общаться более откровенно и честно, без всяких натяжек и лжи. Вас много кто читает (спасибо за незаслуженный комплимент, – С.Ш.), а также вы даете объявления о поисках спутника или спутницы. Я не очень знаком с вашей газетой, но общество инвалидов убедило меня обратиться именно к вам, они уверены, что с помощью вашей газеты мне удастся найти ту самую женщину, которая поможет справиться с моим одиночеством…»

Неизбежный комментарий. Надо сказать, Денис не настаивает на написании о нем «статейки или репортажа». Пусть Денис не беспокоится, письмо – это эпистолярный жанр, в «статейку» уж я сам решил превратить его письмо. Слишком много информации, вся его нескладная судьба, полная ошибок и несуразностей. У меня нет никакого желания критиковать эту судьбу. Что называется, человек предполагает, а Бог располагает. Мол, надо было делать так, а не так, говорить то, а не это и т.д. Дескать, нужно было просто честно жить. Это все только слова: у Дениса не было такой замечательной возможности. Судите сами, рано умерли родители, братья уехали в Италию – отрезанный ломоть. Он один, и жить ему, по сути, негде. Остается дом-интернат. Теперь представьте, каково 30-летнему человеку менять один домзак на другой. Там режим содержания гораздо легче, но все же это не полная свобода.

Поэтому «я очень желаю познакомиться с женщиной обычной, пусть не очень симпатичной и не очень молодой, но только бы она была хорошим понимающим человеком, и ничего страшного, если у нее, как и у меня, ограниченные возможности…»

Вот. Вот что основное я понял из письма Дениса Конопелько: ему нужно кому-то выговориться. Люди вообще делятся на тех, кто хочет рассказать о себе, и тех, кто умеет слушать. Но последних крайне мало. Все любят говорить, мало кто умеет слушать. Если хотите – это трагедия всего человечества – неумение или нежелание слушать другого человека…

*  *  *

В конце письма Денис сообщает краткие сведения о себе. Они таковы: «Я напишу вам немного о себе: мне 30 лет, уроженец Минска, одинокий, детей нет, занимаюсь спортом, телосложение спортивное, рост 175 см, большой романтик, по-своему веселый, добрый, культурный, вежливый, очень быстро приживаюсь и еще очень много скрытых хороших качеств.

Я очень буду надеяться, что вы меня правильно поняли…»

Да, Денис, мы вас правильно поняли. Чего уж тут не понять…Человек за решеткой, где ходят строем, где все только по команде, где женской лаской и вниманием обделен каждый. Мы помним, что вы инвалид, а таким в колонии живется гораздо труднее. Мы, правда, не знаем, к какой тюремной иерархии вы принадлежите: блатной вы или работяга. В принципе, это не так и важно. Для нас.

Важней то, что почти все вы о себе рассказали. Жаль только, что рассказали в исключительно благородном ключе. Так, Денис, в жизни не бывает. Даже про себя я могу рассказать много гадостей.

Вы написали, что будете ждать нашего письма каждый день. Вы даже предложили указать ваш теперешний адрес. Что я и делаю: 231900, Гродненская обл., г. Волковысск, ИК-11, отряд № 28, Конопелько Денису Николаевичу.

Остается пожелать Ромео удачи в поисках Джульетты.

P. S. Только я все же хочу предупредить Дениса, что мы специально не занимаемся поиском спутниц и спутников. Прошу прощения, у нас немножко другая задача. Прежде всего, надеяться нужно все-таки на самого себя и на то, как вы себя представили в своем письме. Как раньше говорили: делай что должно, а там будь что будет.

Сергей Шевцов

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.