Статистика о нас

Рубрики: Новости.

Вы знаете, что в топ-три беспокойств белорусских инвалидов входят достаточность жизненного уровня и социальной защиты, вопросы труда и занятости, а также доступность? Тройка лидеров не меняется уже несколько лет. Таковы наблюдения Офиса по правам людей с инвалидностью, основанные на обращениях, поступивших к его юристам за последний год. Хотите узнать, какие проблемы труднее всего преодолеть и какие шаги «зарабатывают» шансы на успешное решение? Об этом рассказали юристы Офиса по правам людей с инвалидностью, подведя черту под очередным рабочим годом.

Итак, вы знаете, что…

…в Офис по правам за год поступила без малого тысяча обращений? Отбросьте чуть меньше четверти «непрофильных» звонков: не связаны с инвалидностью либо «я инвалид, я хочу бесплатно за родственника проконсультироваться». Там общение ограничивается советами, куда стоит обратиться. Остальное – это глубокое погружение в историю.

…надежда на обращение в Офис людей без инвалидности оправдывается пока лишь на 2%?

– В гиперподавляющем большинстве обращаются именно люди с инвалидностью. Чаще с жалобами либо с апелляцией к нарушению прав, значительное число случаев затрагивает несколько сфер жизни, – так характеризует нашу ситуацию координатор Офиса Сергей Дроздовский. – Гораздо в меньшей степени к нам обращаются люди, желающие позитивного развития ситуации. Крайне редко, к примеру, это наниматель, который заранее хотел бы выстроить качественно стратегию взаимодействия с работниками с инвалидностью.

«Клиент» Офиса – чаще всего инвалид 1-й группы. Ведь перед остальными больше возможностей самостоятельно справиться с проблемой. Впрочем, за человека с инвалидностью обращаются и родственники или работники социальных служб. Существенно, что 20% ищущих поддержки – дети-инвалиды, то есть, скорее, родители или опекуны. Если на себя могут махнуть рукой… И в половине случаев «клиент» – минчанин, более информированный и настроенный большим городом на борьбу. Регионы останавливает как расстояние, так и стереотип периферии – мол, «если в столице столько барьеров, то уж куда нам торопиться». Хотя есть те, кто не только делится своим вопросом из другого города по телефону, но и «привозит» в Минск.

…не все инвалиды знают, как расшифровать аббревиатуру «ИПР»? Точнее, не все знают о наличии и назначении индивидуальной программы реабилитации, об этом основополагающем, но столь несовершенном документе. Кстати, пенсии, пособия и трудовая сфера стали, скорее, поводом для правового ликбеза, чем для споров. Действительно, где диалог с МРЭКами, с отделами кадров? Человек имеет право на подробное информирование и разъяснение, не только «если вдруг спросит». Возрастают сомнения в правомерности отказа со стороны учреждений социального обслуживания в том или ином виде услуг, а также в их качестве. Наводит на мысль, что услуги и потребности не совпадают.

…вопросы жилья, от получения его до безбарьерности – наиболее острые и проблемные? И тянут из вовлеченных в их разрешение много сил. Все от формального подхода и взгляда на инвалидов как на «безликую массу». Скажу вам, не только на инвалидов… Пример одного из обращений в Офис по правам наглядно иллюстрирует ситуацию в традиционном, проблемном секторе доступности, львиную долю которого занимает безбарьерная среда. И самое болезненное, что вопросы, поступающие в Офис, из года в год одинаковы.

В Минске многодетная семья с ребенком с нарушениями опорно-двигательного аппарата получила от местной администрации квартиру. Но она превращалась для ребенка-инвалида в тюрьму, начиная от девятого этажа, заканчивая отсутствием хоть малейшего элемента безбарьерности. Выделить подобное жилье власти посчитали правомочным, а вот создать доступные условия невозможным.

Добиться замены квартиры удалось, но «запретил» эту операцию льготный кредит на строительство, который, конечно, еще не погашен. Такого механизма в законодательстве нет. Сегодня семья живет в новой квартире, максимально приближенной к безбарьерным нормативам. Благодаря обращению к главе государства. К сожалению, подобные вопросы решаются пока только через персональное поручение Президента.

Формалистический подход по-прежнему в тренде. По наблюдениям специалистов, при переписке с госорганами, как правило, сроки ответов не нарушаются. Но так же редко можно ожидать, что человек в установленный срок получит решение своей проблемы. Причем, судя по получаемым обращениям, компетенции тех органов, нарекания на которые получают, вполне достаточные, чтобы решить проблему.

…самоцензура не позволяет людям в полной мере разобраться в ситуации? Особенно это актуально, когда речь идет о здоровье: «ну, у всех это – проблема, чем мы лучше».

– Статистика обращений в наш Офис не позволяет говорить, что это реальный срез проблематики по инвалидности в стране. Это скорее срез того, насколько коррелирует отношение людей к проблемам и их способность к нам обращаться с этими проблемами, – поясняет Сергей Дроздовский. – Ряд вопросов достаточно мало представлен. Но по каждой из тем у нас есть 1-3 кейса, которые совершенно четко свидетельствуют о системности. Скорее говорит о том, что люди настолько не разбираются, что в этой сфере у них нарушаются права – просто не доходят к нам со своими ситуациями.

…инвалидам надоело быть объектами помощи? Такие мысли рождает сравнение тем обращений этого года с предыдущими. Инвалиды учатся сами добиваться достойного жизненного уровня и значительно больше волнуются по поводу доступности, занятости и здоровья. То есть занимают активную жизненную позицию, настойчиво хотят взять свое будущее из государственных в свои руки. И как следствие «активизации» повысился интерес к доступу к правосудию. Значит, нам уже не так страшно что-либо менять.

А взгляд на инвалида как на объект социальной защиты односторонен. Мол, раз ты инвалид… Именно это чуть было не привело обратившуюся за помощью семью к «отобранию детей без лишения родительских прав», есть в законе такая форма. Просто органы опеки сделали акцент на ограниченных возможностях родителей вместо «что необходимо сделать, чтобы родители смогли реализовать свои права и обязанности по отношению к детям». При этом интереснее всего, что никто из участников ситуации закона не нарушил. Сегодня благодаря помощи Офиса дети живут дома со своими родителями – напомнить о «первичности семьи» оказалось достаточным.

…некоторые проживающие домов-интернатов психоневрологического профиля через шесть лет смогут вернуть ряд своих прав и обязанностей? К сожалению, здесь приходится добавить слово «возможно». Именно кампания Офиса по деинституализации привлекла интерес к теме самостоятельного образа жизни и вовлеченности в местное сообщество. Год назад Конституционный суд принял решение «Об ограничении дееспособности гражданина вследствие психического расстройства». Например, человек обладает достаточным пониманием своих трудовых обязанностей и хорошо справляется с бытом, но ему нужен опекун в сфере финансов. В данный момент гражданин Беларуси может быть либо полностью дееспособным, либо недееспособным.

– Позиции и Верховного суда, и Министерства юстиции, и Генпрокуратуры, и Республиканской коллегии адвокатов: это действительно пробел в законодательстве. Но Министерство здравоохранения ответило, что предварительно требуется время до 2020 года для разработки методик, – Сергей Дроздовский разводит руками: имея доступ к международной практике, предполагается 6 лет думать без четких планов и сроков. – Проблема не структурируется. Мы не уловили попыток проведения совещаний в Национальном собрании по этому поводу.

…наиболее сложными делами для Офиса становятся те, что сопряжены с получением информации извне? Это медицинская сфера, усыновления, случаи с необходимостью ознакомиться с материалами судебной практики…

– Офис как просветительское правозащитное учреждение не имеет целого ряда полномочий. Мы не имеем достаточного права обращаться с запросами, представлять человека в тех или иных процедурах, ограничены в исследовательской работе, – констатирует Сергей Дроздовский. – Решение большинства проблем невозможно без активной позиции самого пострадавшего. У нас есть ряд дел, где пострадавший по объективным причинам отказывается себя представлять – боится ухудшения ситуации в свой адрес. Значительное число отказов участия в судебных процессах. То есть люди не верят, что можно добиться благодаря судебным разбирательствам каких-либо результатов.

…затишье бывает перед бурей?

– Если сравнивать с выводами прошлого года, они очень похожи. Фактически, ситуация является замороженной. А неразрешенность годами ситуации всегда ведет к ухудшению. Снова мы не смогли зафиксировать ни одного серьезного разбирательства с нарушением безбарьерной среды – то есть с установлением виновных, с санкциями,– кроме своевременного решения проблем, Сергей Дроздовский в список выходов из ситуации добавляет независимую экспертизу. – Государство обязано следить за состоянием исполнения прав гражданина. С другой стороны, государство на себя взвалило огромное количество обязательств перед человеком в виде исполнительской роли: социальное обеспечение, здравоохранение, образование. Сам исполняет и сам контролирует. Мы апеллируем к появлению в стране института независимых экспертов, которые могли бы участвовать и на уровне разбирательства в ситуации, и на уровне представительства в суде.

Пользу предложения подтверждает достаточное количество вопросов о праве на ознакомление с медицинскими заключениями. Особо юристы Офиса отмечают популярность вопросов об обжаловании установленной МРЭК группы инвалидности и содержания ИПР.

…на сайте Офиса по правам людей с инвалидностью обязательно найдется случай-образец для разрешения вашей проблемы? Исходя из опыта, Офис готовит ряд типовых стратегий поведения. По словам Сергея Дроздовского, в доброй половине случаев информирование и самостоятельное изучение этих памяток поможет разрешить проблему.

…Офис по правам предлагает не дожидаться, пока государство подпишет Конвенцию о правах инвалидов, а начать с самих себя? То есть принять участие в Меморандуме о присоединении к добровольному обязательству следования принципам Конвенции. «Безусловное и безотлагательное принятие норм Конвенции» специалисты Офиса видят выходом из сложившейся правовой ситуации. То есть сделать отношения человека с инвалидностью и общества, и государства субъектными, равными.

Координатор Офиса сообщил, что на июньском семинаре Совета Республики и Палаты Представителей совместно с рядом министерств и с представительством ООН, на котором обсуждалась Конвенция, ни одного мнения против подписания не прозвучало. Но и теория, что стоит сначала соответствовать, а потом подписать, тоже повторялась не раз.

– Но мы пока не предпринимаем никаких мер, чтобы соответствовать, – констатирует Сергей Дроздовский. – Беларуси в рамках Универсального периодического обзора ООН было рекомендовано подписать Конвенцию. Государство обязалось рассмотреть этот вопрос. В будущем году держать ответ. И государству придется сказать совершенно конкретно, почему произошло или не произошло присоединение.

Юлия ЛАВРЕНКОВА

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.