Подранок (Переписка. И чем она закончилась)

Рубрики: Новости.

Петя Обрицкий в одном из детдомов.

Петр Семенович Обрицкий посылал запросы в самые различные организации, как советские, так и зарубежные. Вначале у него была совсем простая цель: подтвердить свой статус узника концлагерей. Со временем этот вопрос отпал сам собою – Петр Семенович сам заработал свою трудовую пенсию. Ни о каких компенсациях он уже не думал. Одно, что его волнует на данный момент более всего – судьба родителей…

(Окончание. Нач в № 32)

Служба розыска

Не знаю, каким образом Петру Обрицкому удалось достать столь редкий документ, просто так его не получить. Он просто писал в Международную службу розыска, поэтому этот документ ему и выслали. Называется «Памятка Международной службы розыска». Я, конечно, отошлю документ Обрицкому. Но пока им воспользуюсь. Воспользуюсь заветом ученых: отсутствие информации – это тоже информация.

Вначале стоит объяснить задачи и цели службы розыска. Итак: «После окончания Второй Мировой войны главным заданием Международной службы розыска был розыск лиц не немецкой национальности, которые после войны пропали без вести или были депортированы, и помощь разделенным в их воссоединении. Сегодня название «Служба розыска» введет в заблуждение, потому что работа по розыску занимает теперь в общей деятельности лишь незначительную часть. Ее главным заданием теперь является сбор документов о нижеследующих группах лиц, их систематизация и использование, т.е. выдача справок на основании тех документов только для гуманитарных целей…»

Далее перечислены эти группы людей. Петр Семенович попал в последнюю, четвертую группу: «… о «детях» («детьми» считаются лица, которые в конце войны были моложе 18 лет) вышеупомянутых групп лиц, во время войны угнанных или разделенных с родителями, или родившихся на территории Федеративной Рес-
публики Германия».

Петр Обрицкий послал свои документы в службу розыска. Но: «Международная служба розыска выдает справки только на основании имеющихся документов, но не на основании личных доказательств (например, письма из концлагеря и т.д.) или свидетельских показаний».

Что было у Обрицкого? В лагере был? Кажется, был, но никаких доказательств тому нет. Кто подтвердит это документально? Некому. Аналогичный запрос в архив Белостока он тоже посылал, но получил лишь вежливый ответ: никакой информации не имеем.

В общем, в активе осталась родина. Может, там что выйдет?

«Уважаемый

Петр Семенович…»

Переписка с разнообразными советскими органами была гораздо обширнее. Из этих ответов вполне можно было составить книжонку. Да неохота. Ни одного определенного, логически обоснованного ответа Петр Семенович так и не получил.

Обрицкий пошел по простому народному пути: решил разыскать свидетелей, с кем он был в фильтрационном пункте, а потом в детдомах. Главный врач Гродненского дома смешанного типа О. Стребков ответил следующим образом: «…В архиве УЗ «Гродненский дом ребенка смешанного типа имеется следующая информация: «Обрицкий Петр Семенович, 1943 г.р., поступил на воспитание в Гродненский Дом ребенка по направлению фильтрационного пункта Гродно 14 июля 1945 г.

Детдом №1, корпус младших детей.

28 мая 1947 года переведен в санаторий «Краски». К сожалению, в архивных документах отсутствует более полная информация, а именно из какого фильтрационного пункта Вы были направлены в Дом ребенка. Согласно ст. 179 УК РБ, запрещается незаконное собирание либо распространение сведений частной жизни, составляющих личную или семейную тайну другого лица, без его согласия. Кроме того, администрацией детских интернатных или иных учреждений, в которых находятся дети без попечения родителей, не допускается сообщение сведений о наличии в этих учреждениях детей и данных о таких детях отдельным гражданам или юридическим лицам, кроме органов опеки и попечительства и Национального центра усыновления детей. В связи с вышеизложенным, выдать архивную справку или выписку в отношении детей, поступивших в один день и год с Вами, не представляется возможным».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день… Петр Семенович только пытался разыскать свидетелей того, как и откуда он попал в Дом ребенка. А попал под статью УК РБ. Что ж, снова писать г-ну Стребкову? Тогда Обрицкий получил бы еще более жесткий ответ. А скорее всего, никакого ответа и не было бы. А как же, ответ есть, отметка в журнале тоже имеется. Какого черта этому старику надо?

И ведь все правильно сделал г-н Стребков, придраться не к чему. Пришло письмо, начальник велел поднять архив. Составили письмо, понесли на подпись главврачу.  При этом вспомнили о ст. 179 УК РБ, очень к месту вспомнили. Начальник подписал, а письмо отправили Чего ж вам еще? Как бюрократ г-н Стребков поступил совершенно правильно.

А как человек? Тут у меня возникли некоторые сомнения. Впрочем, высказывать я их не буду. А какой смысл? Петр Семенович опять стоял над обрывом информации. На колу мочало, начинай сначала…

Мы сидим с Петром Семеновичем в его маленьком уютном зальчике. Здесь более светло. Правда, обстановка такая же бедная. Одним словом, советская обстановка, образца 70-х годов. Невысокий старенький буфетик с полкой для «парадной» посуды, с двумя полками для книг. Мне в глаза бросился Достоевский, «Преступление и наказание». Поскольку голова у меня сделана немножко не так, как у других, то я и подумал: «Преступление без наказания». Что-то в этом есть, нет? Война такая штука, что одни в ней совершают ошибки, а другие расплачиваются. Вот и Петр Семенович расплачивается. Узнать бы: за чью ошибку платит он?..

Выписка из истории болезни

Получил ее Обрицкий в 1979 г. Из того самого санатория «Краски». Озаглавлена так: «Выписка из истории болезни Обрицкого Петра Семеновича, 1942 г.р.». Заметили? Здесь 1942 год рождения, в другом месте – 1943-й. Кому верить?

В справке сказано, что мальчик поступил по поводу туберкулезного спондилита с сопутствующим заболеванием «рахит, гипотрафия». Состояние тяжелое. Раздражительность, недержание мочи. В гипсовой кроватке не лежал. К сентябрю 1949 г. мочеиспускание нормализовалось. Ребенок стал прибавлять в весе. Применялось вытяжение на петле Глиссона. В мае 1955 г. туберкулезный процесс в позвоночнике затих… 7 августа мальчик выписан из санатория и направлен в Гродненский детоприемник. В санатории мальчик закончил 6 классов средней школы. Направлен под наблюдение тубдиспансера.

В общем, война для Пети продолжалась. С болезнью, с отсутствием родителей, со своим собственным образованием на этом довольно мрачном фоне. И все то же, сирота, родителей нет. Представляю себя на его месте… нет, не могу представить. Не могу… Санаторий Петр Семенович вспоминает так: кровати, кровати, кровати…. Он рассказал мне, как впервые увидел лошадь и сильно испугался: что это?!

Годовалый ребенок не видел жизни, просто не видел элементарной жизни….

И это война…

«Проходивший проверку…»

Ответы Обрицкому были разные. Больше всего меня поразил ответ из Центрального архива КГБ. Все кратко, сжато и по делу.

«Уважаемый Петр Семенович, Ваше обращение, поступившее в КГБ Республики Беларусь рассмотренно. К сожалению, Центральный архив КГБ интересующей Вас информацией не располагает. Дополнительно  нами направлен запрос в  управление ФСБ Российской Федерации по Омской области, где находятся на хранении документы в отношении отдельных лиц, проходивших проверку в проверочно-фильтрационных лагерях и пунктах после возвращения из нацистской неволи. О результатах Вы будете уведомлены».

Вот уж дивны дела твои Господи… Вот говорят еще: КГБ все знает. Получается, не все. И даже далеко не все. Из этого я извлекаю свою информацию. Что документы проходивших проверку в проверочно-фильтрационных лагерях находятся на территории России. Что информации о Петре Обрицком там нет. Но ее нет и в Беларуси.

Многим известно, что такие лагеря были. Сталин и так никому не верил, мог ли он  верить «освобожденным» народам? Поэтому всех подозрительных фильтровали: кого в Сибирь или на Урал, кого обратно в армию, а кого и к стенке прислоняли. Конечно, народ там был самый разный, но кто и в чем мог заподозрить годовалого малыша, который был не знаком с папой и мамой?

Ладно, упражняться в собственном остроумии  относительно КГБ – себе дороже. Скажем так, после освобождения в Беларуси был, мягко говоря, бардак. А Петя Обрицкий  родился не в том месте и не в то время.

Любопытные подробности

Вот ответ из посольства Германии. Цитирую его с удовольствием: «Уважаемый господин Обрицкий, Ваше письмо я прочел с большим вниманием и сочувствием. Однако, я с сожалением вынужден  Вам сообщить, что денежные компенсации из средств,  выделенных правительством и промышленниками Германии, выплачиваются исключительно лицам, угнанным во время войны на принудительные работы в Германию, либо бывшим узникам к онцлагерей  и гетто. Вы не попадаете ни в одну из этих категорий. Сожалею, что не могу дать Вам другого ответа. С уважением. По поручению. Хольгер Крэмер. 1-й секретарь».

М-да, здесь я, пожалуй, помолчу и подумаю о том, чтобы всех наших чиновников немедленно отправить на стажировку в МИД Германии. На предмет правильного общения со своими гражданами.

Или вот: «Многоуважаемый г-н Обрицкий! Большое Вам спасибо за Ваш запрос от 23.08.2007 г. Мы с удовольствием поможем Вам в Вашем деле и в кратчайшие сроки сообщим Вам о результатах проделанной работы. А пока мы остаемся с дружеским приветом. Международная служба розыска». И все это на немецком, английском, французском, польском и русском языках.

К сожалению, на этом все. Никакой информации о родителях, о своем пребывании в фильтрационном лагере Петр Семенович  не получил. Ни белорусский Красный Крест, ни международный никакими данными не располагали также…

Допиваю четвертую чашку двойного кофе, собираюсь заваривать пятую. А спокойствия все нет. Как закончить этот трагический материал? Как человека, обратившегося ко мне за помощью, не лишать последней надежды? Ответ нахожу среди бумаг, которые дал мне Петр Обрицкий. Небольшое послание из телерадиокомпании «Гродно»: «Уважаемый Петр Семенович! В ответ на Ваше обращение сообщаем, что в эфире вечерней программы областного радио 20.08.2007 г. Председателем Новогрудского ООО СПБ Ядвигой Лысой упоминалась фамилия Обрицкий, как одного из возможных владельцев деревни Домбровицы Новогрудского района. Директор ТРК «Гродно» В.Б. Перцов»

Значит это вот что: 1. Петр Обрицкий не один на этом свете; 2. Он обязательно найдет своего родственника или родственников. Я в это верю.

Верьте и вы, Петр Семенович!

«Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто нерушимое в себе и не стремиться к нему».

Франц Кафка. 

Сергей ШЕВЦОВ 

Фото из архивов героя

 

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.