Истинная правда Валентина Шульги

Рубрики: Новости.

Наровлянский край, деревня ВербовичиЛегко ли быть инвалидом-колясочником в деревне?

Моё первое знакомство с Наровлей произошло в 1985 году. После окончания факультета журналистики Белорусского государственного университета им. В.И. Ленина получила распределение в редакцию районной газеты «Прыпяцкая праўда». К тому времени была замужем, и до ухода в декретный отпуск пришлось поработать всего пару месяцев. К счастью, мне не довелось быть очевидцем тех страшных дней, которые последовали за аварией на Чернобыльской АЭС. Была у родителей в Витебской области. Большинство деревень Наровлянского района вошли в тот 30-километровый радиус от Чернобыльской АЭС, жители которого были подвергнуты обязательному выселению.

И вот, спустя целых 29 лет, я еду в Наровлю. Возможно, эта поездка и не состоялась бы, если бы не письмо Валентина Шульги, жителя деревни Вербовичи Наровлянского района, поступившее в редакцию ещё зимой этого года.Наровлянский край, деревня Вербовичи

«Я, Шульга Валентин Васильевич, – пишет автор, – являюсь инвалидом 2-й группы, отрезали левую ногу выше колена. Проживаю я один, в деревне Вербовичи Наровлянского района, в собственном доме с печным отоплением. Водозаборная колонка, в которой беру воду, в 300 мет-рах от дома, иные удобства во дворе. Везде нужно передвигаться на костылях или в коляске. Чтобы принести ведро воды, мне нужно потратить около часа времени. Зимой на этот счет легче, по воду как пойдешь на костылях? Очень большой риск остаться и без второй ноги.

Поэтому я брал большое корыто и выбирался во двор, нагребал в него снег, затаскивал свою добычу в дом и потом часа два растапливал, чтобы получить ведро воды для варки еды и на питье. Для того, чтобы помыться и постираться, приходится проделывать эту процедуру 5-6 раз.

Наровлянский край, деревня ВербовичиКак я уже писал, у меня печное отопление. И вот я узнал, что можно эти дрова выписать с 50-процентной скидкой. Нанял машину за 200 тысяч (пенсия у меня была 1 млн руб.) и поехал в Наровлю (10 км от моей деревни) в отделение по социальной защите, думал, что там мне точно помогут. Но не тут-то было.

Меня быстренько выпроводили со столь высокого учреждения, мол, сам добивайся… Тогда я написал заявление, чтобы меня на зиму устроили в дом инвалидов в Копаткевичах. Это недалеко от дома. Составили бумаги, я подписал, и в январе меня повезли, но не туда, куда я просил…

Привезли в Ветку, в дом для инвалидов, забрали инвалидную коляску, к которой я привык. Ладно, перезимовал я, там было хорошо, но я ведь просился на три месяца. А про меня забыли. Ведь просто так дом не бросишь. Тогда я решил никуда не ездить.

Надо провести в дом воду и сделать канализацию. Просил я помощь одноразовую, адресную (до 7 млн рублей), мне, правда, с трудом, выделили 2 млн 600 тыс. руб. Нанял я людей, они достали необходимые стройматериалы (трубы, шифер, доски и т.д.) и сделали простенькую канализацию, но мне очень нужную.

А вот на водопровод денег уже и не осталось. Нагрянули проверяющие, ох уж мне и досталось…Наровлянский край, деревня Вербовичи

Есть у нас в деревне и социальный работник, который помогает стареньким людям, пенсионерам. Вот я и спросил заведующую (Наровлянским ТЦСОН), может быть, соцработник заходила бы ко мне раз в неделю, минут на 15, принести воды? Но, как авторитетно объяснила мне заведующая, за эту услугу мне надо платить. Правда ли это? Я что-то об этом нигде не читал и не слышал. Смотришь по телевизору, как где-то (но не здесь!) люди помогают друг другу, заботятся. Вежливые, культурные люди, но это где-то, а не здесь…»

Для подготовки в печать данное письмо было передано редактору отдела Сергею Шевцову. К сожалению, журналист не выехал в Наровлянский район и не побывал дома у Валентина Васильевича, а ограничился телефонным разговором с работником Наровлянского территориального центра социального обслуживания населения. В итоге, письмо Валентина Шульги было опубликовано в газете «Вместе!» 21 марта этого года, но с комментариями журналиста, из которых следовало, что во всех своих бедах виноват сам Валентин Шульга, который, со слов работника ТЦСОН, «злоупотребляет спиртным», выделенную государством адресную помощь тратит не по назначению, да и инвалидом он стал, отморозив ногу после очередного загула.

Данные высказывания в свой адрес Валентин Шульга посчитал оскорбительными и потребовал от редакции газеты опровергнуть их.

От Наровлянской автостанции автобус в деревню Вербовичи, что в девяти километрах от неё, отправляется один раз в неделю: по четвергам, в шесть утра. В остальные дни, по словам кассира автостанции, немногочисленные пассажиры добираются до Вербович кто как может. В основном, на попутных машинах. Спасибо директору Наровлянского тцсон Татьяне Викторовне Двораковской, которая согласилась сопроводить меня в Вербовичи на служебной машине. Уже при въезде в деревню к нам присоединился и председатель Вербовичского сельисполкома Валерий Петрович Рагуля.

Наровлянский край, деревня ВербовичиВот и дом Валентина Шульги. Подобраться к нему с фасада практически невозможно. До самой крыши зарос бурьяном, диким кустарником. На единственном видном месте замечаю пожарный извещатель. Пожарные службы установили его по просьбе территориального центра. Наверное, это было проще сделать, чем освободить дом от зарослей, бурелома. Уже позже, когда с Валентином Шульгой осматривали его «владения», он сказал, что и сам мог бы навести здесь порядок, но боится, что обвалится старый забор, который эти самые заросли и поддерживают. Правда, рассмотреть, где же всё-таки находится этот самый забор, мне так и не удалось. В дальнейшем разговоре с председателем сельисполкома Валентин Васильевич не раз упоминал о штакетнике, который он просил выделить ему, чтобы огородить двор. Валерий Петрович Рагуля отвечал, что штакетника сейчас в наличии нет. Весь использован для ограждения кладбища.

В самом доме, состоящем из трёх маленьких комнат, кладовки и старой печи, трудно поверить, что может жить человек. Однако, Валентин Васильевич Шульга живёт. И если ещё летом его пребывание здесь можно хоть как-то себе представить, то зимой – вряд ли. Всё здесь требует капитального ремонта. И окна, и двери, и крыша. Однако сам Валентин Васильевич не сетует. Были бы руки, говорит он. А они у него есть. В рюкзаке, прикреплённом к спинке инвалидной коляски, лежат молоток, плоскогубцы, гвозди. У Валентина Васильевича планов громадьё. Пол покрасить. Для этого уже закупил краску. С окон снял занавески. Чтобы потом постирать и чистые повесить. Приобрёл и стиральную машину. На её покупку территориальный центр выделил миллион рублей. Одновременно Валентин Васильевич старается и на огороде что-то сделать. Огорода как такового у него нет. В одном месте среди бурелома посадил огурцы. На выкошенном пятачке через дорогу – капусту. Ещё у заброшенного сруба во дворе – помидоры. На всё у Валентина Васильевича хватает энергии. В инвалидной коляске вертится, как юла. Это сколько сил ему нужно потратить, чтобы только выехать и заехать на коляске в дом по так называемому пандусу из куска металлического профиля, ведущего к крыльцу! Да ещё коляска едва пролазит через узкие двери.

Наровлянский край, деревня ВербовичиУ железной кровати с цветастым ковриком у стены стоит стол. К нашему приезду Валентин Васильевич тщательно разложил на нём все свои вещественные доказательства. Прежде всего, это выпис ка из медицинской карты, указывающая на то, что нога у Валентина Шульги была ампутирована из-за гангрены, которая развилась по причине прогрессирующего хронического заболевания под названием «облитерирующий атеросклероз сосудов ног с окклюзией обеих бедренных артерий». А не в результате обморожения, как было указано в газетной публикации.

Здесь же была и выписка из справки, выданной управлением по труду, занятости и социальной защите, о том, что пенсия В.В. Шульге назначена при трудовом стаже 14 лет, 10 месяцев и 11 дней. Что касается жаргонного словечка «чифирь», которое употребил журналист в своей публикации, то Валентин Васильевич продемонстрировал заваренный из смородины и липового цвета чай, который он пьёт вместо указанного напитка.

Кстати, готовит Валентин Васильевич на электроплитке. Холодильника в доме нет. Телефона тоже. Продукты привозит автолавка. На улице, кроме него, живут ещё две одинокие престарелые соседки, которых, в отличие от него, наведывают дети.Наровлянский край, деревня Вербовичи

Продемонстрировал Валентин Васильевич и то, как он ездит за водой. Пустые пластиковые бутылки привязывает к коляске. Берёт в руки колья – что-то вроде лыжных палок – и в путь. В самый конец улицы за метров триста от дома. По ухабистой просёлочной дороге. Это летом. Показал он и то самое корыто, в котором зимой топит снег на воду.

Наровлянский край, деревня ВербовичиДа, государство в рамках существующего законодательства помогает Валентину Шульге. Об этом Валентину Васильевичу в нашем разговоре не раз напоминала и директор ТЦСОН Татьяна Викторовна Двораковская. При этом, по её мнению, эта помощь должна быть пропорциональна тому вкладу, который внёс Валентин Шульга на благо государства. Так сложилось у Валентина Шульги, что за свою жизнь он не построил свой дом, не создал семью, да и трудовой стаж у него незавидный. Стал инвалидом. Живёт один. Может быть, с точки зрения здорового общества, он не совсем правильно проживает свою жизнь, борясь со всеми сложностями и невзгодами. Но, наверное, никто из нас не вправе судить его. Как может, Валентин Шульга цепляется за эту жизнь. И, может быть, даже больше всего нуждается не в материальной помощи, а в добром слове.

На прощание Валентин Васильевич попросил меня передать в Наровлянский райисполком заявление об оказании помощи в ремонте печи и грубки к зиме. Просил узнать, где и когда ему могут сделать протез и что для этого потребуется.

А ещё приглашал приехать на рыбалку и за грибами.

Жанна КАНОПЛИЧ

Фото автора

Комментарии

J-anna

2014-07-31 22:58:18

Не знаю как кому, а мне этот человек симпатичен своим мужеством. МУЖЧИНА с большой буквы!!!Навряд ли я смогла в таких условиях там выживать. Но помощь ему необходима и государство может выделить ему соцработника.Обязано. По их инструкциям - 2 дня в неделю - минимум обязаны навещать и оказывать помощь. А протезирование можно делать в Минске, на протезном заводе. Написать им письмо или по телефону договориться о дне приезда и приехать на протезирование. Там же и реабилитационный центр имеется, при заводе, где можно и обследоваться и подлечиться и даже зубопротезирование делают. Об этом тоже заранее договориться - о реабилитации. Вот доехать туда - проблематично. Если только с собесом договариваться, у них же имеется спецмашина для таких случаев. Это и от людей, работающих в собесе зависит. надеюсь, добрые и соответствуют своим должностям и обязанностям -ПОМОГАТЬ.

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.