Лишние люди?..

Рубрики: Новости.

Много лет назад, будучи молодой семьей с ребенком на руках, мы начинали свою жизнь в столице со съемной квартиры. Муж трудился в одном из строительно-монтажных управлений, был передовиком производства – об этом красноречиво свидетельствует орден «Знак почета», которым его наградили за добросовестный труд, другие награды и почетные грамоты.

Но наличие ордена никак не влияло на получение ордера – простой, казалось бы, бумажки, которая давала право спокойно жить, спать, обслуживаться в медицинских учреждениях. Муж не хотел уходить с любимой работы, где намечался его карьерный рост, переезжать в другую местность и начинать все сначала. Поэтому девять долгих лет мы скитались по съемным квартирам – два дипломированных специалиста с ребенком, который к этому времени стал уже школьником. Помню, как проходя по вечерним улицам, я смотрела на чужие окна и завидовала жильцам белой завистью. Как хотелось иметь хоть какой-то закуточек, каморку, площадку под лестницей, но свою…

История Натальи Велесько чем-то напомнила мне те далекие мытарства.

Но у Натальи Ивановны все гораздо сложнее. У нее нет мужа-кормильца. Вернее, он был. Они втроем с маленьким сыном жили в одном из минских общежитий. Но жизнь как-то сразу не заладилась. Как говорится, прошла любовь. А когда Наташа забеременела вторым, супруг вообще с катушек слетел, начал бить ее, выгонять на улицу.

– Муж издевался, выгонял с общежития. Даже второго ребенка не хотел на свет пускать, бил меня по животу. Приходилось с маленьким ребенком зимою подолгу находиться на холоде. И маленького грудью кормила на морозе, потому что не было куда деться.

Жить с мужем стало невыносимо. Пришлось искать свой угол. Вспоминает женщина тот период с ужасом и со слезами. Ведь из ее биографии и из детской памяти никак не стереть ночи, проведенные на вокзале, проживание в хибаре с бомжами…

А потом повезло – Наталью приняли дворником в ЖЭС № 15. Верой и правдой отслужила Наталья ЖЭСу две пятилетки. Ни разу не позволила себе опоздать на работу или не дай бог прогулять. И это не взирая на то, что Наталья уже тогда была инвалидом 2-ой группы.

Со временем за хорошую работу выделили ей угол – бывшую колясочную. Радости этой маленькой семьи не было предела: наконец-то свой угол! Честно говоря, это помещение вообще не было предназначено для проживания граждан. По проекту подразумевалось, что оно должно было эксплуатироваться жильцами этого дома – оставлять свои велосипеды, ставить детские коляски. Но ничего, вымыла, выскребла, что смогла, покрасила, поклеила обои. Жизнь налаживалась: дети рядом, угол есть, – что еще надо?!

Но с получением этого помещения удача как бы отвернулось от семьи Велесько. Колясочные, оказывается, тоже бывают разные. В других домах заселившимся жильцам выдавали (в нарушение законодательства, конечно) ордера, с пропиской, со всеми остальными атрибутами дальнейшей спокойной жизни. Но не в случае с Натальей.

– Со мной просто заключили договор. Сказали: сколько будете работать, столько будет возможность вам здесь находиться. Но не прописали. Кого я только не просила, к кому ни обращалась: куда, мол, мне детей девать, я ведь здесь их рожала, в Минске. Бомжами, что ли, оставлять?

Потом страшная новость мигом разрушила все ее надежды.

– В 2002 году мне поставили полностью нерабочую группу. Я чаще в больницу стала попадать. Рабочие, которые работали рядом со мной, рассказывали (я же сама не помню, когда приступ случается), что я то делала, то другое творила…

Наталья получила инвалидность 1-ой нерабочей группы и… осталась без работы. Припадки эпилепсии происходили все чаще. Она становилась в такие минуты даже опасной для детей. Суд постановил: отдать детей на воспитание свекрови.

– Я не хотела отдавать детей. Но все равно забрали…

Забрали детей, а потом начали забирать и комнату. Потому что женщина не работала в ЖЭСе.

– Так куда мне деваться? На улицу, что ли, опять идти, к бомжам? Я же отработала 10 лет, – убивается женщина.

Наталья Ивановна переживает, что не сегодня-завтра может действительно оказаться на улице. Эта маленькая бытовка, переоборудованная под квартиру, общей площадью чуть больше 16 кв. метров, ее единственное пристанище.

Долгие годы судов у Натальи и вовсе здоровье подорвали. Недавнее заседание женщина еле перенесла.

– Мне сказали, что больше нет смысла продолжать бороться. Никто не берется отстаивать мои права. Предупредили, чтобы больше никаких заявлений и жалоб не посылала.

Теперь Наталья сидит в квартирке и с ужасом думает, что опять придется идти на вокзал. Больше ведь идти некуда. Ее в свой дом никто из знакомых не пускает. Боятся припадков. Правда, Наталья стоит на очереди на социальное жилье. Но очередь еле-еле движется.

– Я стою на очереди уже 4 года. Сразу была 16-я по очереди. Каждый год хожу, отмечаюсь, спрашиваю. Сейчас, вроде, уже третья по очереди.

Куда бежать, кого просить о помощи на случай ее выселения, – Наталья не знает. Она даже не знает, на что имеет право, а на что нет. Единственная надежда у женщины на Бога и на добрых людей, которые подскажут ей, как не остаться без крыши над головой.

***

Специалисты ЖРЭО Московского района Минска (фамилии просили не называть) так объяснили сложившуюся ситуацию. Статус жилплощади, занимаемой Велесько, – подменный фонд. Эти помещения вообще не подлежат приватизации, обмену или разделу. Приватизировать можно служебную квартиру в связи с трудовыми отношениями. Живет Наталья Ивановна без регистрации – в подменке, в колясочной. Как дворнику, в виде исключения, в свое время ей дали эту временную жилплощадь. Она находилась там по договору временной эксплуатации, на время работы. По большому счету, ей надо было бы вообще освободить это помещение. Ведь у нее и права пользования им даже нет. Это ведь не служебная квартира.

– Пока работала, она имела право ею пользоваться. Но она получила 1-ю группу инвалидности. И что теперь? Женщина боится, что ее могут в любую минуту выселить с этого закуточка.

– Нет, с закуточка ее не выгоняют, – заверили в ЖРЭО. – Но как только она получит социальное жилье, ей придется освободить это помещение.

– Я правильно поняла: женщине нечего волноваться? Ее не выгонят?

– Нет, пускай не волнуется. Мы не собираемся ее выселять. Пусть пока живет, получает социальную квартиру. Тем более, что вопрос с получением социального жилья ей, как инвалиду 1-ой группы, должен решаться не по очереди, а вне очереди. Так что в ближайшие полгода эта проблема, думаем, будет снята.

Кто же имеет право на получение «бесплатного» жилья?

– Право на получение жилого помещения социального пользования предоставлено отдельным категориям граждан, состоящих на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. В соответствии с п.62 Положения «О порядке учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, предоставления жилых помещений государственного жилищного фонда», утвержденного Указом Президента РБ от 29.11.2005 № 565, – прокомментировали в юридической консультации, – жилые помещения социального пользования предоставляются следующим гражданам: гражданам, у которых жилые помещения стали непригодными для проживания; гражданам, имеющим льготы в соответствии со ст. 18 Закона о ЧАЭС; гражданам, имеющим заболевания, при наличии которых признается невозможным совместное проживание с ними лиц в одной комнате (квартире); инвалидам и участникам Великой Отечественной вой-
ны. Кроме того, в соответствии с п. 62.9 данного Положения жилое помещение государственного жилищного фонда предоставляется воинам-интернационалистам, инвалидам 1-ой и 2-ой группы, инвалидам детства, многодетным семьям, больным активной формой туберкулеза, если среднемесячный совокупный доход на каждого члена семьи не превышает утвержденный бюджет прожиточного минимума в среднем на душу населения.

Социальное жилье предоставляется этим категориям граждан на неограниченный срок, при этом плата за него не взимается. Граждане имеют только право на владение и пользование жилым помещением, то есть его нельзя приватизировать, обменять, разделить или сдать в поднайм.

Подготовила Лилия ЗИЗИКО

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.