Её величество Женщина!

Рубрики: Новости.

Всегда за каждым великим мужчиной стояла женщина. Она вдохновляет мужчину на победы, на великие свершения. Она пробуждает в нем лучшие качества и мотивирует на достижение цели. Без поддержки женщины мужчина остается без крыльев и не может летать.

Как с годами не растерять семейное счастье, как сохранить семью? Особенно, когда один из супругов – инвалид. Своими секретами с читателями делится Татьяна Васильевна Потапенко. Уже 42 года она рука об руку идет со своим мужем, Владимиром Петровичем, который являлся идейным вдохновителем и непосредственным организатором Белорусского общества инвалидов, возглавлял республиканскую ассоциацию инвалидов-колясочников, долгое время занимал пост председателя Минской городской организации инвалидов. С 2004 года – председатель ЦП ОО «БелОИ». Вся жизнь его – пример активной жизненной позиции.

У них любовь случилась с первого взгляда. Встретились у знакомых. Это был День Конституции, 1970 год. Владимир пришел из армии, заехал в Минск повидать свою тетю. А Татьяна дружила с его троюродной сестрой, Лилей Дроздовой. Жили рядышком, с первого класса за одной партой сидели. Когда увидела Володю – пропала. Высокий, симпатичный, обаятельный. И он признался потом, что влюбился в нее с первого взгляда.

– И до сих пор эти чувства остались, – признается моя собеседница.

Татьяна Васильевна отнюдь не баловень судьбы. Она хоть и минчанка, но из семьи рабочих. Родители всю жизнь трудились на тракторном заводе. Жили в тесной 2-х комнатной квартире. Вчетвером с младшим братом в маленькой комнате, а в соседней – другая семья.

Папа работал и одновременно учился. Закончил вечернюю школу, затем институт. Когда соседи уехали, семья осталась одна в квартире. Вот тогда, вспоминает, жизнь немного наладилась. А вскоре папа, Василий Иванович Федоров, стал ведущим инженером на тракторном.

В тесноте, но не в обиде – это про них. Когда поженились, опять пришлось потесниться. Они с Володей – в одной комнате, родители с братом – в другой.

– Папы уже 20 лет нет с нами, – рассказывает Татьяна Васильевна. – А маме, Зинаиде Иосифовне, сейчас 81 год. Она прожила трудную, но достойную жизнь. Родители во время войны погибли. Немцы определили девочку в детский дом – в начале войны существовали такие. Но дядя, дед Ваня, нашел и забрал ее, семилетнюю. И, кроме нее, еще двоих сирот, дальних родственников, приютил. Так все и жили в деревне Старинки, что в Пуховичском районе.

Владимир – родом из-под Борисова, из крестьянской семьи. И его семья хватила горя. Проклятая война забрала его деда и троих дядей. Не прошла даром для отца-подростка и фашистская оккупация. Петр Григорьевич страдал от нервной болезни. Так что с раннего детства познал Володя недоедание, а часто и голод, умел косить, ходить за плугом и бороной.

– В 1973 году у нас родился первенец, Владислав, в 1976-м – Василий, – вспоминает Татьяна. – Я ждала третьего ребенка, поэтому муж старался заработать, где и как только можно.

– Вы же совсем молодые были, когда случилось несчастье. Жизнь до и после – две разные жизни.

– Мне еще 25 не было, Петровичу – 28. Я тогда работала в ателье, диспетчером. А Петрович ездил в командировки, зарабатывал деньги для семьи. Он был электриком, строил ЛЭПы, с бригадой ездили по всему бывшему Советскому Союзу. Затем перешел на строящийся завод в Шабанах – обещали квартиру. Считался одним из лучших специалистов по монтажу и наладке КИПиА. Не отказывался ни от какой работы и зарабатывал неплохие деньги, в том числе и в свободное от основной работы время. Последние пять лет перед травмой практически не гулял в отпусках. Все отдавал работе. Он мне всегда говорил: «Вот родишь мне третьего сына, будешь дома сидеть, детей воспитывать, а я буду работать». Мечта такая была у него: дом свой построить, чтобы жить на земле. И до сих пор он в этих мечтах… Все хочет в свои родные Павловцы переехать.

Тот день я никогда не забуду. Это случилось 13 мая 1978 года. В то субботнее утро он с другом, который был за рулем, поехали «на шабашку». Двигались с небольшой скоростью, потому что шел снег с дождем. Навстречу ехал «Икарус», он оттеснил их машину, она попала в забитую снежной кашей выбоину. Автомобиль развернуло, выбросило на обочину, перевернуло… Скорая отвезла в ближайший город – Червень. Когда мне позвонили, муж уже находился в больнице, жизнь ему спасали местные медики. Пока туда ехала, особо не боялась. До травмы Володя был крепким, сбитым. Мог поднять тяжесть до 200 килограммов. Но когда увидела – это была страшная картина. Муж лежал беспомощный, голова лысая, руки-ноги, как плети, не шевелились.

При нем я старалась, конечно же, не плакать. Значит, такое испытание выпало мне от Бога. Я благодарила Господа, что он жив остался, что сохранил нашу семью. Поэтому все остальное было второстепенным.

Потихоньку стали выкарабкиваться. Но все-таки молодость, здоровый организм сделали свое дело. У него природное здоровье было. И еще дети спасли его. Когда Вовочка родился, позвонили, спросили, как называть будем. А медсестра Трофимовна, былая фронтовичка, пришла в палату сообщить эту радостную новость и говорит: «Чего ты лежишь,  разлеживаешься тут. Вот у тебя сын родился. Иди детей гадавать. Улегся тут»…

Я виду не показывала, что жалела. «А как назвать малыша?» – «Володей называй. Это у тебя уже последний будет», – посоветовала Трофимовна.

Как выписалась с роддома, принесла потом сыночка в палату, положила ему на грудь. Он чуть не заплакал. И сейчас вспоминает: «Смотрю, а головка, как бильярдный шаричек – кругленькая, маленькая…»

Владимир Петрович год лечился в НИИ неврологии, нейрохирургии и физиотерапии (Минск). За это время на лечение ушли все наши накопления… Но помогали друзья – Гриша Зиньковский, Петя Езапенко, Володя Король и другие.

– Не возникало мысли: тяжело, надо уйти? Ведь в большинстве случаев жены покидают мужей, которые стали инвалидами.

– У меня, допустим, мыслей таких не было. А вот мужу в одно время хотелось от меня уйти. Не хотел быть для семьи обузой…

А куда идти, извините. Бросить семью, больного мужа?! Нет, об этом никогда я не думала. Нас же общие заботы и цели объединяли – детей на ноги поставить. Надо было держаться друг друга. Некоторые знакомые говорили: «Как это ты с ним жила, я бы не смогла, ушла». Куда б ты ушла? И какой чужой дядя пришел бы к тебе и так заботился о твоих детях, как родной отец? Да никогда в жизни! Родной папа если и накажет, так это в порядке вещей. А если чужой дядя наказал?

Вот как пришли эти заботы, так я и потащила их за собой. Потому что – а кто будет это все решать?! Дети дома, он в больнице.

Оставляю детей на маму с папой, еду в больницу. И еще был момент. Вове, младшему, было 5 месяцев, я пошла на работу, на тот завод, где Петрович работал в последнее время. Он налаживал его, и должны были людям выделить квартиры. А ему уже 1-ю группу инвалидности дали. По идее, его должны были уволить. И чтобы очередь сохранить на квартиру, я оформилась туда работать. Ездила вечером, убирала. Покормлю Вову, заезжаю к нему в больницу, и сразу же оттуда в Шабаны, на работу. Быстренько убрала – и домой.

Его родители не могли так часто приезжать. Но материально помогали. И продуктами. Очень хорошие люди были, Царствие Им Небесное! Терпению меня учила свекровь, Юлия Михайловна. А Володя пошел в отца, Петра Григорьевича, который в подростковом возрасте был в немецкой неволе. Несмотря на лишения, он вырос честным, трудолюбивым. Ничего в жизни чужого не брал. И детей так воспитывал. Я мужу благодарна, что дети такие у нас. У меня ведь характер мягкий. С меня можно веревки вить.

– Но все равно, 25 лет – такой возраст, хочется пожить, покрасоваться, а у вас четверо на руках.

– Вы знаете, когда мы в Шабаны заселились (в 1980-м году получили от завода квартиру 4-х комнатную), то в одном подъезде оказались почти все заводские. Очень дружили, они настолько помогали. И еще благодарна я Евгению Николаевичу Королькову, директору завода, который, пока Петрович год лежал в больнице, выделил двух ребят дежурить с ним по очереди. Мне перед декретом нельзя было тяжести поднимать, а его надо было  через три часа ворочать, чтоб пролежней не было, чтобы мышцы не атрофировались. И ребята помогали.

Ну вот так и выжили – друзья, родители, семья… И самое главное – его сила воли. Он не упал, не отчаялся, не спился – выстоял! Он просил врачей: «Вы же смотрите, только меня не загубите. Потому что у меня 3 сына, надо детей растить! Если бы он сам упал в уныние, в депрессию, может быть, и у меня не хватило сил, чтобы все это пережить.

– Какой период брака был для Вас самым сложным?

– Первый год, сразу после травмы. Потом, пока восстанавливались, тоже. Пенсию он получал небольшую – 120 рублей. Плюс небольшое пособие на детей. Но этих денег ни на что не хватало. Жить-то надо. «Давай, Танюша, работу мне искать какую». И нам привозили тюки со списанными шинелями. Петрович распаривал их, раскраивал. Я сидела шила рукавички – спецовки из этой ткани. А дети у нас все сидели рядом. Я шью и за спину бросаю. А они хватали их наперебой и выворачивали. За каждую рукавичку Петрович им обещал по копеечке платить. И они на мороженое себе зарабатывали сами.

Мы стремились, чтобы все дружненько было, всегда вместе. Пока еще лежал, было тяжело. А потом все пошло и поехало. Тем более, когда Володя сел в коляску, так какие там проблемы. Детки подрастать стали. Старший такой помощник был. Я хочу сказать, что дети хорошие у нас получились. Еще в детском саду воспитательница просила: придите, расскажите, как вы детей воспитываете. У вас такие дети хорошие. А я не знаю, что сказать. Растут и растут. Учились хорошо. В школе проблем не было. И в школе учительница рассказывала: писали сочинение в классе на тему: «С кем ты хочешь дружить?». Так половина класса написала, что хотят дружить с нашим Владиком.

– А вы говорите – откуда у детей такой характер, что они добиваются всего сами, стремятся к чему-то. Они ведь все видели – отношения, родителей, да еще пример дедушек и бабушек.

– Просто с детства приучали их к работе. Когда уезжали к Володиным родителям, там ягодные места – шли в лес за черникой. Всегда детей с собой брали. Владику, старшему, надо было литровую баночку черники собрать, Васе – поллитровую. А Вове, маленькому – 200-граммовую кружечку. А сейчас – разве загонишь кого-нибудь в лес?

– Но Вы одна тянете семейный воз до сих пор, или же в быту есть помощник в лице мужа?

– В быту Петрович не помощник (смеется). Нет, об этом он и сам признается. Он на кухню пришел – стоит на столе еда, поел. Нет – ждать не будет. Еще хорошо, что мама живет с нами, так если я куда-то ухожу, она может и картошечки почистить, и обедом зятя накормить. Мама – маленькая, худенькая. Но такая старательная. Уже закупает муку, крупу, все складывает в пакетик, собирается в деревню. В апреле она уезжает в свой домик в Старинках, который достался ей по наследству. Любит там в земле ковыряться. Кур разводит. Приезжаем, она уже яичек насобирает свеженьких для нас. Петрович уже давно за свою «Таврию» не садится. Что-то с рукой левой у него проблемы. Нам дети, если что, помогают с транспортом. Двое сыновей живут в Минске. Василек с детьми – в маминой квартире. У старшего – отдельная. А меньший у нас в Германии живет. Женился на своей, из Чаусов. Как-то с невестками повезло нам. Хорошие девчата. Не могу ничего плохого сказать в их адрес, хоть и трижды свекровь.

– Характер у него какой?

– У Петровича? Сложный, конечно, характер. Я не скажу, что он чувствует себя инвалидом. Просто, внешне на него смотришь, разве скажешь, что он инвалид? По внешним же признакам не видно. Ну, сидит в коляске. Даже врачи, когда приезжают домой, не знают его ситуацию, спрашивают: что, он вообще на ноги не встает?

Очень любит Петрович внуков, правнуков. Они и на руки залезут к нему. И в коляске позволяет им покататься. Последнее им отдаст. Их у нас уже пятеро. У среднего, Василька, четверо детей. Самую маленькую, Василиску, ей 2 месяца, крестили в воскресенье прошлое. У старшего – одна девочка, уже 16 ей. И еще ожидаем внуков от меньшего сына.

– Кто у Вас в любимчиках?

– Не скажу даже. Среди детей не было любимчиков. Даже говорят вот – маленького больше любишь. Маленьким просто больше уделяешь внимания. Может быть, старшие и обижаются иногда. А любовь одинакова – что к старшему, что к меньшему. Я сейчас на пенсии, более свободна. Так что помогаю детям, чем могу. Забираю Аленку со школы, веду на тренировку. Надо что-то помочь – все свои дела в сторону и еду. Просто живу внуками.

– А как отпуска проводите?

– В отпуске последний раз мы отдыхали с Петровичем в 2000 году. Мы съездили с ним тогда в Саки. Там санаторий приспособлен для инвалидов-колясочников. И лечение хорошее. Потом всем сказали: «Отдыхайте в Беларуси». Никуда уже путевок не дают. Да и Петрович в настоящем отпуске не был года три. Вот и сейчас зимой две недели посидел дома, пока морозы, и все, говорит, я с понедельника иду работать.

– Какие увлечения  у вас?

– Особо некогда было чем увлекаться. Разве что – курсы кройки и шитья. И сейчас швейная машинка со мной дружит – шью, ремонтирую детям, внукам. Вот только зрение теперь подводит.

А у Владимира Петровича – спорт. Каждое утро раньше тренировался. Он сам, собственной силой воли себе руки разработал – встал и за гантели. Ведь все думали, что уже все – ни руки, ни ноги не заработают. У него же шея сломана. С такими травмами люди даже руками не шевелят. А он начал заниматься спортом. И пошло – сборы, тренировки. Диск, копье. Он же чемпионом мира в толкании ядра и призером Паралимпийских игр стал! Вот так. И как после этого верить врачам…

– У него была цель: помочь поставить детей на ноги, быть Вам помощником, а не обузой!

– Я ему благодарна за каждый прожитый день. К сожалению, возраст свое берет. Особенно, когда в зеркало посмотришь, понимаешь, что годы уходят. Я ведь тоже на инвалидности.

И все-таки я счастливая. Я вот иногда думаю: а если бы не стало Володи тогда. Ведь был такой момент критический, что он умирал. Реанимация приходила, бодрили: «У нас так просто еще никто не умирал». Напичкают уколами, вроде, отойдет.

Уверена, если бы он тогда не разбился, у нас точно не меньше пятерых детей было бы. Я рождена была, наверное, для того, чтобы рожать детей. Роды как бы без проблем, и дети рождались крепышами. Бросила учебу в институте, когда первенец родился. Пожертвовала собой ради семьи, детей. Жалко, что времени хватило только на троих…

– Как бы Вы свою жизнь назвали двумя-тремя словами: вместе и в горе, и в радости?

– А вы знаете, горе, оно проходит. А счастливые моменты – они больше запоминаются. У меня счастливых моментов было больше. Горе в моей памяти как-то особо и не отложилось. Благодаря Володе я и мир увидела, и от культурной жизни столицы  мы не отстаем.

– Что Вы можете посоветовать молодым женам, у которых мужья – инвалиды?

– Во-первых, должна быть любовь. И понимание. В любви, в понимании, в доброте все можно пережить и сохранить семью. Когда ставишь себя на место того человека, с которым общаешься, то совсем по-другому ощущаешь себя тоже.

Бывают и у нас, конечно, такие моменты, как и в каждой семье – что-то не так, переговоришь, повздоришь. Но у меня такой характер, что сразу забываю. Не скандалистка. Собираюсь тихонько и пошла. Понимаю, что мудрая женщина где-то промолчит, а где-то и не заметит. Но свои обязанности я выполняю – покормить, подать что-то. Втихаря. А если, конечно, каждую ситуацию раздувать, ссориться? Тогда остаются такие осадки, что люди начинают друг друга просто ненавидеть. И вынуждены расходиться.

– Ну, а формулу за эти 42 года вывели – как женщине надо сохранить семью? Какой ей надо быть? Что посоветуете молодежи?

– Здесь рецепта никакого нет. Это все от характера зависит. Женщина, если она от рождения истеричка, то как ей можно что-то посоветовать? Как у нас, белорусов, – «цялятка з лысінкай нарадзілася, яно з лысінкай і памрэ».

Ну и, конечно, надо меньше думать о себе. Если по два часа у зеркала прихорашиваться, то толку в семье мало будет.

– Спасибо Вам большое за разговор, Татьяна Васильевна! Здоровья Вам и всей вашей дружной семье! С наступающим праздником 8 Марта Вас!

Лилия ЗИЗИКО

Фото автора и из семейного архива

 

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.