Что такое любовь?

Рубрики: Новости.

О семье минчан Пулко мы почти ничего не знали. Разве только, что Людмила участвовала в проекте «Материнство без границ», что у нее муж, двое сыновей, и что Людмила преподавала английский в школе. Несмотря на свою 2-ю группу инвалидности. Поэтому старательно фантазировали, а придя в гости, как всегда – открытия…

Первое, что бросилось в глаза – «Так выглядит самый лучший папа в мире» на майке у папы. Что-то это значит!

– Ну, Людмила, знакомьте!

– Моя семья большая. Наш папа – Виктор-Виталий.

– ???

– По паспорту Виталий, а окрестили Виктором, – вот с тех пор кому как нравится. – Его люблю-люблю-люблю! А еще у него золотые руки. Весь ремонт в доме, все на свете делает сам. Старший сын – Ваня, одиннадцать лет. С погонами ходит – у Вани кадетский класс. Коле десять, тоже потом в кадеты.

Видимо, мальчишки всегда держатся друг за дружку, всегда вместе.

– Да, и дерутся, и обнимаются, все вмес-те. В деревню собираемся: а Коля поедет? – а Ваня поедет? А когда Ваня пошел в 1 класс, а Кольке еще 2 года до школы было, такие истерики: не пойду в сад, хочу в школу, и все. Только с Ваней.

– А с Виталиком мы с детства дружили, только я на пять лет младше, семьями дружили, – улыбается Людмила. – Даже не представляла, что Виталик будет моим мужем. Братом считала.

– А как поняли, что должны быть вмес-те?

Это прошло время… У Виталия не сложилось в прежней семье.

– Ну, я к подруге приехал пожаловаться, вот так и остались, – смеется, очень заразительно, кстати. Вообще, семья с хорошим чувством юмора, добрым, даже музыкальным смехом.

Людмила до брака училась в пединституте, на факультете естествознания. А потом случилось такое: переходила дорогу, и подбила машина. И чувствуется грусть в голосе, вздох – тяжело вспоминать, несмотря на весь оптимизм. Такая молодая, начинающая самостоятельную жизнь – и пророчили, что с инвалидной коляски не встанет, и детей иметь не сможет. Два раздробленных позвонка, поврежден спинной мозг, ноги…

Виталий хвастается женой, тогда еще «сестрой» и подругой:

– Не было дома тренажеров – полено брала, устойчивость вырабатывала. С директором ФОКа договорилась: когда пус-той зал, ходить заниматься. Так вставала, наверно, в шесть часов. Она работала над собой по 18 часов в сутки, постоянно. И сейчас… Встала – Людочка, иди кушать – Нет, ты что, я еще зарядку не делала.

– У меня такая была любовь, любовь к школе, любовь к урокам, любовь к детям, что я на это все не обращала внимание. Помню, когда я еще на Нестерова учила,  приходила с двумя тросточками, так плохо себя чувствовала. Одну спрячу, а со второй иду. Так и с одной научилась.

Когда переехали на Рокоссовского, Людмила начала искать работу поближе к дому. К этому времени успела получить образование психолога.

– Пришла в школу: географ-биолог не нужен. А что надо? Надо иностранный язык. Будет вам иностранный язык! – с удовольствием рассказывает Виталий. – Выучилась, с отличием закончила. Ученики бывшие всегда здороваются, помнят. Когда она рассказывает о своей профессии, видно: без нее жить не может. Она настолько педагог, что у нее все двоечники работали, и тишина была.

– Помню, достали карты, на последней парте на уроке играют. А карты были с известными футболистами. Отняла: буду по одной карте отдавать, только чтобы про каждого футболиста рассказали мне. Так старались! – ностальгирует Людмила. – Хорошие воспоминания…

Сейчас Людмила преподает только дома. Вот, подтягивает Колину одноклассницу. Без преподавания не может. А уже лет шесть в школе не работает, после операции.

– В 2007-м сделали операцию на мозге – у Люды была онкология. Удалили всю лобную часть почти, – Виталий спокойно, ровно вспоминает, хотя нельзя представить, сколько пережили. – Очень страшно было. Мы уже посоветовались с семьей, решили не делать операцию. Проконсультировались: бесполезно, говорят. Пришел, сказал хирургу. А тогда ж дети вообще были маленькие. Мы всей семьей приходили туда. Хирург: «Напрасно, после операции она будет жить. Сколько – я не могу сказать. Полгода, год. Что с ней будет, я тоже не могу сказать – это мозг. А если не делать операцию, она умрет уже через неделю». Четвертая стадия была. Сделали операцию, заходим в палату: она лежит, в бинтах, и плачет, и мы все плачем.

– А доктор приходил, наверно, через каждый час. И все: скажите, какой сейчас год, какой день? И без конца!

Потом химиотерапия. И опять восстанавливаться. Не волнуйтесь: ни память, ни внимание не пострадали!

Онколог статистикой не обрадовал. Говорит: у нас только 18 % дожили до двух лет, до трех еще никто. Теперь уже, слава Богу, сколько? Они не считают.

Да, у Виталия есть далеко не один повод гордиться женой. Людмила очень ровная, спокойная, последовательная, но очень целеустремленная и волевая.

– Такие вот проблемы пережили. А когда забеременела, пришла к врачу: срочно на аборт, ребенка вы не выносите, у вас позвоночник не выдержит, – артистично, по ролям разыгрывает Виталий, но опять без обид, с юмором. – Вы будете на сохранении все время лежать! А она ни разу не лежала. Потом сдавали анализы – естественно, последствие травмы: анализы плохие. Сильные антибиотики прописали. Люда по врачам: что за таблетки? как на ребенке отразится? О ребенке можешь забыть тогда. Она эти таблетки в мусорку. Натерпелась от врачей. Зато потом уже с Колей – только спрашивали: может, жалобы есть?

В 2008-м Людмила и Виталий повенчались. 8.08.2008 – так случайно получилось. Получился знак бесконечности.

Семья ходит в храм Андрея Первозванного. Ребята ходили в воскресную школу. А каждый день, конечно же, начинается с молитвы. Семьей читают Евангелие и Жития Святых. А сила у молитвы и веры великая…

– Я то понимаю, откуда это все, – задумывается Людмила.

– Господь помог. И очень большое желание жить, – продолжает Виталий. – Надо же мальчиков как-то на ноги поставить. Папа бы так не сидел над книжками. Я уже маму ругаю: дай ты им самостоятельно что-нибудь сделать!

Живут в маленькой двухкомнатной квартирке. Зато уютненькой, аккуратненькой. А отдыхают на даче, которую тоже Виталий отстраивал сам. Не без помощи мальчишек. Особенно Коли.

– А знаете, где наша дача, где мы родились? В Мире, где замок, – да, сказочные, пожалуй, рыцарские места.

Эти места, каждое событие семьи ловит объективом пленочного фотоаппарата Людмила. А еще было время, когда особенно хорошо, плавно сочинялись стихи, песни…

Каждая семья должна и детьми «похвастаться». Ну, рассказывайте, кто чем занимается, кто чем увлекается!

– Ванюша любит с бабулей учить стихотворения. У них какая-то особая духовная связь, – Надежда Адамовна, мама Людмилы, переехала к ним помогать с внуками. Бабушка, пока мы беседовали с Людмилой и Виталием, смотрела православный телеканал «Союз», теперь заглянула в зал. – У Вани больше эстетическая направленность. А Коля – технарь. Любимая передача у ребенка Discovery, – по очереди рассказывают мама с папой. Кстати, никогда не говорят наперебой! – Посмотрит как сделано – за инструменты и пошел делать.

– Изобретения свои есть?

– Е-есть. Собрал все пластмасски с машинок, сделал полноприводную машину.

– В первом классе Колька уже с плугом умел ходить. И он со мной кирпичами дом обкладывал. Ровненько, у меня так не получается.

– Старший  рисует, танцами занимается, поет – слух изумительный. Когда особенно знают, что никто не слышит, – как они поют вдвоем! А мы на кухне слышим все!

– Коля – математик, физик. Ваня ходил на дополнительные по математике в третьем классе, а Коля был в первом. Ну, а куда Колю деть? Так он с ним на занятия. Учительница рассказывала: задает задание, и Коля отвечает. Думала, это он угадал. Дала ему задачку, и он решил.

– Ваня более стеснительный, – и, пожалуй, сосредоточенный. – Когда он маленький был и первые слова учился говорить: Ваня, скажи то и то, – отмечает Виталий. – Он выйдет за двери, повторит несколько раз – получается у него, тогда заходит и говорит. И очень ласковые ребята.

– Ванька же самый первый родился в этом доме, – вспоминает вдруг бабушка. Живет семья в доме-интернате на Рокоссовского. – Сын полка! И так мальчишек местные старушки любят!

Пожалуй, вы и сами уже почувствовали, что семья Пулко весьма компанейская, общительная, открытая. Где бы они ни были, с какими бы ситуациями ни сталкивались, всегда находят новых знакомых, друзей, единомышленников. Вот от аварии у Людмилы осталось воспоминание, а самое главное – друг семьи хирург Сергей Валентинович Макаревич. И какая все-таки сила появляется у двух людей, предназначенных друг для друга, сила притяжения – и с первой семьей Виталия сблизились.

А ведь сядут иногда Виталий и Людмила на кухне и гадают: как это раньше не сошлись?! Но, как рассуждает Виталий, «о чем-то в жизни жалеешь, но подумаешь: этого могло не быть, значит, и другого, важного для тебя события, встречи тоже могло не быть».

А Надежда Адамовна не прогадала, первая подумала: «Вот бы моей Людочке такого».

– Смотрю: он и на стол накроет, и маме поможет, а сестричку Наташку как любит!

Наташка родилась, когда Виталий был в девятом классе и собирался в город поступать.

– Я подумал-подумал: я ведь так ждал мою сестренку. Нет, не поеду, ради Наташки останусь! – да и кто бы смотрел за малышкой, мама бы по хозяйству справлялась, Наташку на печку – помнил же свое детство.

Конечно, без поддержки мужа, заботливого, чуткого, терпеливого, Людмила не справилась бы. Но и Людмила, несмотря на свою покойность и уравновешенность, тоже во многом сделала себя сама. Вот, к примеру, видит, что врачи ее пятку не торопятся лечить – давай к товарищам по несчастью. И с конспектом рецептов к доктору – а может, то попробовать, а может, это подойдет! Доктор только: «А разве я вам не выписывал? Ой, да, точно – попробуйте!». Вот за две недели себя вылечила.

Да, на одиннадцать операций нужен Характер. А сейчас и не верится, что все пережила!

– После операции на мозге Людочка четыре года вообще не ела животного белка, – восхищается мужеством жены Виталий. – А нам-то готовит как положено.

И как бы там ни было, люди настолько разные. Как удается хранить семейное тепло, думать в одном направлении?

– Бывает, конечно, ссоримся. Так, на нервах. Люда ушла, но через пятнадцать минут приходит: «Ой, Виталичек, прости!» За что «прости», я ж виноват! – с улыбкой вспоминает Виталий. – И в доме никогда любви не будет, если не будет объяснения причин каких-то.

– То есть вы не боитесь говорить друг другу, что вам что-то не нравится? – ведь это одна из болезненных ошибок взаимоотношений…

– Нет, не боимся. Это нужно!

– Да, вселенская сила прощения. Еще молитва, церковь, – добавляет Людмила.

– Любовью надо побеждать! – подхватывает Виталий.

– А что такое любовь?

– Когда я лежала в институте травматологии, пришел батюшка, благословил меня. А сестры милосердия сказали потом: так это же отец Анатолий Ковалев. У него десять детей! Думаю, Боже мой, и он имеет возможность еще приходить к больным людям! И я спросила однажды у него: «Отец Анатолий, а что такое Бог?». А он смотрел на меня долго-долго: «Это Любовь». Это Любовь.

Юлия ЛАВРЕНКОВА и Анна ЯКИМОВИЧ

Фото Юлии ЛАВРЕНКОВОЙ

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.