Легкой кисти художнику…

Рубрики: Культура, Новости.

Типично польский образ: дом, переходящий в коридор, мельничку, сарай… И сразу озеро! Шестьдесят шагов – и самый прозрачный голубой цвет, и самый темный синий, и солнечные зайчики от бликов в лицо. Бегут круги от поплавка, разрушают матовые отражения сосен, лист застыл, как кораблик на якоре… Именно в таких местах и рождаются художники. На хуторе Скарбаты, на Браславщине родился Эдмунд Величко.

Теперь на месте хутора – распаханные поля, и Эдмунд Геноратович давно живет в Минске. К которому было очень трудно привыкнуть. Наверное, благодаря озеру Эдмунд Величко редко рисует бетонные дома, металлические сторожа-машины. Поэтому главный герой – природа.

«Те же пейзажи, те же поры года. А на следующий сезон уже понимаешь другие нюансы, видишь другие цвета, композиции, – рассуждает наш художник. – Можно в разное время суток рисовать. Один кусочек улицы и другой, но это будут разные пейзажи. Бесконечность вариантов!»

Художник родился

Чтобы рисовать природу, нужно ее чувствовать, жить ею, нужно, чтобы она тебе доверилась. Когда чувствуется художник? Когда в голове много правильных вариантов или когда угадываешь, еще ничего не зная? Например, тогда, в деревенской школе, еще в первом классе. Девочка рисует рябину красками. Не получается у нее. Ну что тут не получается! Обиделась: ты только первый день в школе, я в четвертом классе учусь, меня собираешься поправлять. Но он нарисовал камни под ее рябиной – и как-то все по-другому глянулось. Вот так и началось потихонечку.

«А во втором классе стенгазету выпускали – «Календарь погоды». А ничего не купишь: кисточка во-от такая, а надо цветочек, ягодку. Часть щетинок подмял пальцами – вот вам цветочек. П­­­осле того: будешь ты делать газету. Все плакаты в школе, транспаранты – все это я делал, с помощником. Тогда и пособий нигде не купить было школьных. Целой компанией – пособия по физике, химии, математике, географии, таблицы – все своими руками. Потом учитель крепит к доске. Вмятина была на пальце, столько писать, зато отрабатывались вертикальные линии», – улыбается Эдмунд Величко.

Профессия и призвание

Казалось бы, все вело к художественному училищу. Ан нет! Окончил финансово-экономический техникум. Работает бухгалтером в государственном комитете судебных экспертиз. Как-то все… Буднично? Мы привыкли, что «не художественно» это – экономика, программирование, электрика…

Как говорит Эдмунд Величко, это было чисто практичное решение, чтобы быть при деле. И чтобы не вернуться в деревню, не бездельничать: почему-то боялся, что не поступит. А золотого медалиста в техникум приняли без экзаменов. А еще боялся: как посмотрят на его травму недавнюю. Конечно, здоровые ноги для художника – не самое главное, но…

Но, знаете, палочка, на которую опирается художник, прибавляет сказочности. К черным волосам, уверенной осанке, цепкому, запоминающему взгляду. Но это так, к слову.

«Когда закончился мой третий рабочий день, я понял, что без рисования не проживу. Тянуло очень сильно», – кивает художник. Как и без художественного образования. Пять, пусть и заочных, лет в университете искусств в Москве. А в 2003 году закончились 3 года на вечерних курсах графико-эмоционального дизайна в творческой мастерской Виктора Замятко. Вдохновенно рассказывает Эдмунд Геноратович о силе фэн-шуй для его творчества:

«По сути это спецтехнология. Изучали скрупулезно рисунок, воздействие цвета на человека, линий, прошли курс от рисунка до живописи. И в итоге, могу влиять своим рисунком на человека, не случайно, как бывает, попал – не попал, а осознанно. Благотворно воздействовать! А тогда уже другой эффект получается. И художник «входит в роль» легче. Ну и зрителю интереснее, я думаю. Даже подписку давали о том, чтобы не применять это во вред человеку, потому что технология-то двоякая».

Эмоции как работа

Эти же курсы подарили художнику его последнюю технику. Помните эти совершенно сказочные черно-белые опушку леса, деревенский дворик, лошадиную тройку… Словно вырезанные по вашему воспоминанию. Стоп-кадр на самом эмоциональном всплеске. Очень четкие и очень текучие. Кисть – не кисть, тушь – не тушь, и не литография. Это на мелованную бумагу наносится сначала кистью темпера. А потом острой иглой прорезается рисунок. Эта техника – королева детали. Техника старая, подзабытая.

Темпера – благодатный материал. Смотрится хорошо при любом освещении, хорошо хранится. Но самая любимая и верная – акварель. Художник пишет и маслом, но довольно редко. Масло капризное… Акварель нравится за легкость, нежность. И были даже рисунки обычными цветными карандашами. Ведь художники раньше очень часто ими пользовались.

Но, несмотря на выступающую иногда сказочность, для Эдмунда Величко важна документальность. Важна честность.

«То есть деталь по-своему у меня немного сделана. Но если взять чисто эмоциональное восприятие натуры и работы, то они очень-очень схожи. Я скорее иду к схожести через эмоции, – задумывается Эдмунд Геноратович. – Собственно, как в жизни, люблю, чтоб было в работе. Без резких линий, мягче по цвету…»

То есть за каждым сюжетом, каждым образом что-то стоит. Где находятся самые художественные сюжеты?

«Раньше на работу ездил через весь город. Пока постоишь-подождешь, пока пройдешься – что-то увидишь, – Эдмунд Геноратович показывает осеннюю акварель, с необычным, словно подсвечивающим облака солнцем. – Я эту дорогу в облака увидел, когда с работы ехал. Даже вышел из автобуса. Или с родины впечатление привезешь. Или из Осиповичей, там у нас дача. Городишко маленький, парк, березняк рядом. Всегда что-то интересное есть. Увидел что-то – уже другое настроение. И хочется изобразить».

Закон притяжения

А еще говорят, что творческий человек, как правило, одинок. К Эдмунду Величко его работы всегда притягивали людей.

«Есть о чем поговорить! Даже в школе. Вот у нас были ребята такие интересные, но вроде как их считали хулиганами. И эти хулиганы называемые: а почему так рисуешь, а почему так березки, а так туман?! И такие осмысленные вопросы. Когда начинаю объяснять, они с интересом слушают. Живые люди были. А вот эти живые люди всегда тянутся, увидев что-то творческое. Уже ты не один.

Вот так благодаря изобразительному искусству мне люди во многом и помогали просто так. В Осиповичах сосед приходит: у меня родственник хороший есть в России, надо ему ко Дню рожденья порт-рет карандашный. Сделал. Он потом помог мне распилить шпалы. А так что бы я сделал один».

Многое в жизни определяет творчество. И если ты выбрал его, то и оно что-то выберет для тебя. Через творчество Эдмунд Величко находил друзей. Нашел жену. Выходил из любой ситуации. Даже в ОО «Бел-ОИ» попал – заметили его работы на выставке, пригласили участвовать в своей.

Как-то рисовал допоздна. Как всегда, в принципе. Вечер – время Эдмунда Величко. А место творчества, кстати, – кухня. Там в то время становится уединенно и тихо. Там же, ближе к месту творчества, родные Есенин, Конан Дойль, Пушкин, Гамзатов и парапсихолог Лазарев. Они как обереги от официального языка бухгалтерии, который «все выветривает из головы».

Но о чем мы! Мы отвлеклись от одной важной вечерней встречи. Будущая жена художника в то время работала в поликлинике детской. И в то время всюду проводились свои конкурсы стенгазет. К завтрашнему дню нужна в поликлинику стенгазета, дай хоть бумаги, красок – фельдшер-сосед по общежитию попросил.

«Ко мне заходили, бывало: нарисуй! Не очень-то хочется таким и рисовать. А тут заглядывает скромненько. А еще бросилась в глаза мелованная бумага в руках. «И долго вы собираетесь делать? – До утра». А стихи там уже готовы были. Говорю: зайдите через минут сорок пять. За это время карикатуры я сделал. А стихи-то там были хорошие. Моя Элина хорошие стихи писала, сейчас уже забросила». Так и познакомились.

От сказки к были

«Недаром говорят: надо слушать больше интуицию. Разум чаще подводит». Несмотря на любые полученные знания, чувство первоначально. И тогда кто-то может назвать тебя пророком. Ну, это сильно сказано! Ведь дома деревенские все похожи, да и речка, на этот раз честно выдуманная, вполне могла бы протекать где-нибудь под Витебском. Но люди узнают в картинах «свои места» и удивляются: как художник их домик, яблоньку мог увидеть.

А был и вовсе случай – ну чистый анекдот! Есть у Ивана Крамского портрет «Агроном Вьюнников». Кареглазый парень, волос лохматый… «Портрет мне понравился по цвету. Дай-ка я попробую: чтоб и цвет, и взгляд… (Так учатся художники, пытаясь повторить профессиональную работу). Получился не совсем похожий, но цвет хорош!» Этот портрет достался в подарок на 8 Марта бабуле, которая работала в общежитии уборщицей и жила по соседству. Бабуля была – свой человек: «О! Дочка редко приходит – теперь веселее будет».

«Проходит время. Вижу: бабушка в свою комнату не входит, а заскакивает, да еще и крестится на пороге. Что случилось? Висит на стене портрет, но на него бабушка иконку сверху поставила, закрыла лицо.

Я как-то не обиделся, но не понял. Потом познакомился с бабулиным зятем будущим. Он мне: «Такой сосед, все сказывают, а тут нормальный человек, вроде. И что там наговорили?» Оказалось, непохожий получился агроном, зато зять вышел! Осанка, волосы, взгляд – похож! Перепугали бабушку».

«Чувства человека нужно беречь»

Сколько работ подарено, сколько лежат дома в шкафу – ну, некуда повесить, некуда, а жаль – подумать только! Должны среди них быть любимые.

«Были любимые, они и «поуходили». Бывает: хороший человек и хочешь ему подарок сделать, или просто приятное. Лежит она в шкафу. И потом чувствуешь: а что она, собственно, лежит, пора отдавать! Как раз у друга, который работает переводчиком в Индии, висит любимая зима: мороз, из-за дома солнце и машина красная во дворе. И вот столько энергии в этом всем. Друг долго не мог найти, куда повесить. Выбрал место – довольно высокое. Говорит: когда ложится на кровать и смотрит на нее, у него головная боль проходит».

Эдмунд Геноратович очень серьезно относится к влиянию творчества на здоровье. Все-таки философия фэн-шуй – это для него. Но и сам человек может взять в руки кисточки, иголку с ниткой, дерево и лобзик… И исцелиться… «Когда человек делает что-то с удовольствием и от души, и свои эмоции открывает, он свою неуверенность ликвидирует, другим человеком становится».

Кстати, интересный прием от одного из преподавателей Эдмунда Величко! Когда вам плохо, возьмите лист бумаги. Не можете рисовать круг – не надо, перевернули блюдечко, обвели. Взяли краску, которая нравится. Раскрасьте. И отложите. Новый день – что-то еще закрасьте. Только работы не уничтожайте, вообще, напишите дату. А что получится… Вот возьмете как-нибудь свои работы, сравните и узнаете. «Нельзя рассказывать, в чем смысл задания. Человек опять в голову наберет, начнет рассуждать».

Кстати о цвете. Творчество Эдмунда Величко – периоды цветные и черно-белые. «Я чувствую, скоро вернусь к акварели цветной. Казалось бы, странно. Но когда работаешь в одном цвете, после лучше идет восприятие цветов. Или почему я работал с акварелью, потом бросил, приступил к графике – я уже не чувствую гармонию цвета. Вот просили меня сделать портрет. Черно-белый. Только как сделал графику, увидел, насколько гармоничен цвет на фотографии».

Попасть в настроение…

И еще интересно, как в голове рождается «чувство»? Как складываются образы в картину? И сколько ни спрашивай, ни объясняй – все равно остается не познанным. Но мы все равно спросим:

«Допустим, я что-то увидел. Где-то на мобильник могу снять для композиции, либо запомню, либо набросок сделаю. Прежде чем дальше работать, мне хочется присмотреться – как бы войти в образ. Что интересно, сначала не чувствуешь никакого образа, сначала чувствуешь линию, кроме нее ничего не видишь. А потом уже, когда «чувство» появляется, линии как будто исчезают. Ты видишь не линию, а… дорогу, облако, птицу. Как только случилось – пиши. Главное – вовремя остановиться. Потому что можно работу просто испортить». Испортить – то есть «перерисовать», сделать густым, перенасыщенным, как лишний слой грима.

Но признаться себе в ошибках – ой, непросто. Как и, в принципе, похвалить себя. Как Эдмунд Геноратович относится к себе-художнику? «Когда я работу сделал и прошло какое-то время, я ее совсем по-другому воспринимаю. Как чужую. Уже видишь ошибку, изюминку».

Наш художник всегда произносит «работа», не картина. Но это слово у него светлое, не означает тяжкий труд, а что себя вложил. «Труд помогает видеть красоту». И еще – художник не обязан рисовать, он обязан творить. Это значит, что регулярность, расписание, соблюдение всех канонов мешает. Тогда будет просто «тяжкий труд».

А еще лакмус – правильное восприятие. Педагог Эдмунда Величко приводил такой пример: «Смотрите на пейзаж – так не хватает теплого цвета внизу! А если вы внимательно смотрели на натуру, вы поняли, что всегда найдется к верху низ гармоничный, и наоборот. Если не будет там ветки, либо дерева, либо камушка, непременно придет человек – нужного цвета рубашка у него будет». В этой фразе больше, нежели о творчестве – философия жизни. И, кажется, Эдмунд Величко ею руководствуется.

P.S. Работы, Эдмунда Величко можно будет увидеть на «Зимнем вернисаже» Белорусского общества инвалидов. А еще готовится персональная выставка графики и акварели художника, о которой мы вам еще сообщим.

Юлия ЛАВРЕНКОВА и Анна ЯКИМОВИЧ

Фото Юлии ЛАВРЕНКОВОЙ и из архива художника

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.