Жертвы времени: кто виноват и что делать? История семьи Тамары Коляда

Рубрики: Новости.

С Тамарой Владимировной мы познакомились в середине 90-х. Она написала в газету, где я тогда работал. Письмо я прочитал и сразу понял, что имею дело с человеком  не совсем обычным. Дело было в общем трагичным, у Тамары Владимировны умер муж, она осталась одна с двумя детьми. Старший сын Сергей был инвалидом 2-й группы, а младший ходил в школу. Все это было еще в прошлом веке. Вроде бы, уже история. Но она имеет свойство продолжаться. Она и продолжается. Чтобы всем и все было понятно, начинать нужно с самого начала.

Предыстория. Муж

Муж Тамары Владимировны умер во время уборки урожая. Произошло кровоизлияние в мозг, Владимир упал и получил тяжелую черепно-мозговую травму. После этого он сам дошел до больницы. По сути, это были последние шаги в его жизни. Через некоторое время Владимир потерял сознание и умер.

Смерть самого  близкого человека всегда остается страшной несправедливостью. Сразу вопрос: почему он (она)? Почему не другие? За что так? И начинается поиск виноватых. Тамара Владимировна тогда посчитала, что мужа можно было спасти, но медики сделали не все. Тогда и я так подумал. Теперь некоторый приобретенный опыт так думать не позволяет.

Тамаре Владимировне прислали выписку из заключения судебно-медицинской экспертизы. В частности, там писалось: «…Владимир Коляда страдал от болезненного изменения сосудов головного мозга в виде аневризмы, которые 2-3 августа 1994 года осложнились кровоизлиянием в правое полушарие головного мозга. Скорее всего, 3 августа 1994 года произошел прорыв кровоизлияния под мозговой покров, что резко ухудшило состояние больного, он упал и при падении получил перелом теменной и височной кости. Смерть наступила от кровоизлияния в правое полушарие головного мозга  с прорывом под мозговой покров… Кровоизлияние в мозг, сходное с тем, которое было у Владимира Коляды, абсолютно несовместимо с жизнью».

Как говорится, коротко и ясно. Уже была болезнь, она осложнилась кровоизлиянием. Еще тогда врач-невропатолог объяснил мне, что такое аневризма. Из его объяснений я понял главное:  сосуды мозга должны идти по тому пути, который предопределила человеческая природа. Правда, бывают отклонения, когда сосуды идут немножко не так. Это может быть и врожденной, и благоприобретенной аномалией. Можно прожить всю жизнь и не знать об этой самой аневризме. Или может быть совсем другой вариант, что у Владимира и случилось.

Еще раз напомню, что я не медик, а журналист. Поэтому буду говорить о том, что знаю точно. Когда Владимир попал в больницу, то врач «скорой помощи» сказал Тамаре Владимировне: «Идите в регистратуру, возьмите карточку – и к невропатологу». А счет, между прочим, уже шел на минуты…

Владимир шел уже с большим трудом. Жена побежала к хирургу и попросила его спуститься этажом ниже. На что получила ответ: «Я больных по этажам не принимаю». Тамара Владимировна объяснила, что у мужа тяжелая травма. Хирург спокойно отреагировал: «Женщина, выйдите из кабинета, не мешайте работать». Оказывается, он работал…

Потом пришлось бегать по другим кабинетам, делать рентген. Даже медсестры говорили: «Зачем они издеваются?!  В больнице можно сделать снимок на месте!». Пришлось идти в больницу из поликлиники. Владимир еще шел сам…

Прокуратура в возбуждении уголовного дела отказала. Тамаре Владимировне письменно сообщили, что «работники поликлиники «скорой помощи» и больницы за допущенные нарушения привлечены к дисциплинарной ответственности». В переводе на человеческий язык это значит, что им дали по выговору или даже по строгому выговору. Увольнять никого не стали. Это понятно: где найдешь специалиста-медика в глухом районе? Хотя столица находится рядом, все-таки Воложинский район. Да к тому же, и тогда, и теперь прокуратура не особенно стремилась глубоко влезать в медицинские проблемы.

А Владимир Коляда умер. И это единственный факт, который не требует доказательств.

Дети

У Тамары Владимировны двое сыновей. В 1996 году, когда мы встречались с их матерью, старшему Сергею было всего 17 лет. Еще в детстве у него нашли генетическое заболевание. Уже с 1991 года можно было получать бесплатные путевки в санатории, лекарства, наконец, лечить сына в приличных больницах. Тамара и Владимир от путевок отказывались. Они считали: зачем, если мы сами можем свозить куда-то сына, купить те же путевки? Это, конечно, зря. Время наступило совсем другое, а муж и жена Коляда продолжали жить еще в СССР…Тамаре Владимировне удалось «выбить» сыну 2-ю группу инвалидности (тогда приходилось «выбивать» почти все). В те времена пособие по утрате кормильца на сына составляло 247 тысяч еще тех, неденоминированных и недевальвированных рублей. Сколько это теперь – даже не представляю. При этом сына и теперь можно отправлять бесплатно в санатории. В середине 90-х об этом думать не приходилось – вопрос стоял просто: надо как-то выживать. В день похорон отца сын поседел за один день. С тех пор он ненавидит четные цифры – на похоронах нужно было нести в букете четное количество цветов…

Однажды Тамара Владимировна пришла с работы, тогда она была заведующей детсадом, и увидела прибитые на стенке над кроватью многочисленные грамоты и вымпелы, которые покойный муж получал за ударную работу в колхозе… Где-то сыновья их нашли сами. Они помнили отца и любили его. Что тут еще скажешь?

Как семья жила в «лихие 90-е»?  Да так и жили. Только на хлеб в месяц уходило до 300 тысяч (все тех же, в дензнаках того времени). Кроме этого, детей нужно было кормить, одевать и обувать, платить за топливо и бог знает за что платить еще. Ко всему прочему, зарплату Татьяне Владимировне задерживали на месяц-два, а пособие на сына-инвалида – на полмесяца-месяц. Тогда еще были живы свекровь и свекр. Им обоим было уже за 85. Тамара Владимировна их бросать не собиралась. Если сына теперь уже нет, то помощь его родителям она взяла на себя.

Ее родители в то время жили в Жодино. Они оба были инвалидами, и Тамара Владимировна рассчитывать на них просто не могла. Вот так она и осталась одна. С двумя детьми, один был инвалидом 2-й группы, а второй – все еще несовершеннолетним школьником. Честно говоря, даже заклятому врагу этого не пожелаешь, совести не хватит…

Жирный знак вопроса

Тамара Владимировна писала в нашу газету, в то время письмо меня не нашло и его переслали в тогдашнее министерство социальной защиты (тогда оно так называлось). Хочется отдельные куски из ответа процитировать. Например: «Установлено, что вам с 9.04.94 г. установлена и выплачивается пенсия по причине утраты кормильца на сына Сергея… в размере 247.050 рублей. Согласно со ст. 73 Закона «О пенсионном обеспечении» ему может быть назначена социальная пенсия как инвалиду с детства 2 группы в размере 100 процентов минимального размера пенсии по возрасту.

Исходя из вышеизложенного, размер пенсии, которую вы сейчас получаете, немного выше социальной пенсии…инвалидам 1-й и 2-й групп, которые не имеют трудоспособных  членов семьи, предоставляется 50-процентная скидка по оплате жилплощади, оплате за пользование телефоном, коммунальные услуги… Поскольку с вашим сыном проживают трудоспособные члены семьи, то предоставить вышеперечисленные льготы оснований, к сожалению, нет. Рекомендуем обратиться  в домоуправление по месту жительства по вопросу предоставления вашей семье безналичных жилищных субсидий».

Интересно, на каком небе находилась эта чиновница, когда писала о домоуправлении? Откуда оно в колхозе? И откуда в колхозе деньги на «жилищные субсидии»?

А вообще, понятно, что смысл ответа очень даже прозрачный: мы тебе сочувствуем, но иди ты к…  Одним словом, как говорил товарищ Троцкий, ни войны, ни мира, а армию распустить. В таком непонятном состоянии семья живет и поныне.

Новейшая история семьи

Прошло уже почти двадцать лет, а ничего в жизни Тамары Владимировны и ее детей практически не меняется. А в жизни села с интересным названием Дубина-Юрздицкая изменения все же есть. Правда, больше отрицательные.

К сожалению, приходится говорить в основном о затухании сельской жизни как таковой. Детский сад и школа в деревне уже закрылись, просто некого уже больше воспитывать и учить. Демографическая ситуация не только в этой деревне, а и почти во всех остальных белорусских деревнях обостряется. Рождаемость неуклонно падает. Поэтому необходимость в детском саду и школе отпадает. Больница в деревне есть, и ее пока не закрывают, слишком много пенсионеров, а они, как правило, болеют. Да и кто из врачей куда-то захочет ехать, если есть дом и семья?

Теперь Сергей получает 1 миллион 525 тысяч рублей пенсии. На вопрос, хватает ли этой суммы на содержание сына, Тамара Владимировна с невеселым смехом ответила:

– Ну, я не скажу, что мы живем хуже всех… Но и не лучше.

Все понятно. Другими словами, не хватает…

Хуже ситуация с младшим сыном. Он здоровый, крепкий, нормальный парень, работает в Воложине, в сельхозхимии. Но тут такая штука: колхоз теперь заказывает услуги сельхозхимии и платит за них сам. Понятно, что-то вроде рыночных отношений: я делаю работу, а ты мне за нее платишь. Да дело в том, что заказчик не очень торопится платить исполнителю. Все еще продолжает действовать советский принцип: ты мне,  я тебе, а расплачиваться должно государство, потому что оно такой порядок и установило. К тому же, колхозы слишком часто расплачиваться норовят натурой, зерном или картошкой. Денег у них нет.

При этом пенсия у Тамары Владимировны 1 миллион 644 тысячи рублей. Вместе с пенсией сына всего получается чуть больше 3 миллионов рублей. Как относиться к этой цифре? Да никак, когда вспоминаешь о том, что обыкновенному кассиру во многих минских магазинах предлагают зарплату в 5 или даже больше миллионов рублей. Один человек будет получать 5 миллионов рублей, а здесь 3 миллиона рублей на двоих. Часто и на троих, младший сын может получить прилично, а может и не получить. Вот сейчас он, так сказать, на каникулах – в сельхозхимии отправили своих работников в неоплачиваемый отпуск. Потому что работы у агрохимиков зимой просто нет. Нет работы – не за что и получать заработную плату.

Да, еще Тамара Владимировна получает полставки в сельском доме культуры. Должен сказать, что до сих пор удивляюсь ее, если можно сказать, реактивности. Она уже на пенсии, а жажда жизни у Тамары Владимировны просто восхищает. Все праздники в деревне проходят при ее активном участии. Она  пишет в районную газету, пишет и мне. Ее не стоит даже править, я так просто и печатаю.

Эти полставки в клубе выражаются примерно в 860 тысячах рублях. Уже подспорье. Иногда эта сумма достигает и миллиона рублей. Думаю, Тамара Владимировна работает в клубе не из-за денег, – у нее натура такая: активная, непоседливая. Ей вечно нужно больше всех. Такие люди – редкость, особенно по нынешним скудным временам.

Кстати, положенные сыну бесплатные путевки в санатории семья не использует. Дело в том, что есть еще младший сын и он работает. В таком случае, бесплатные путевки вдруг становятся платными. А у семьи нет лишних денег, чтобы путевки выкупать. Сдается, лишних денег вообще быть не может…

Итоги

А их нет, итогов. Сплошная пустота. Как говорится, за что сражались? По сути, из нашего поколения 50-55-летних нашли себя в новых условиях очень немногие. Может, четверо из десяти. Хоть, конечно, это чисто условно.

Видно, я не очень ошибусь, если скажу, что главной силой перестройки были именно мы, теперешние почти пенсионеры. Это мы зачитывали до дыр очередной номер «Огонька» или «Московских новостей». Ну и вот итог… Другая страна, другая мораль, точнее, иногда и полное ее отсутствие. Мы хотели построить новое, чистое общество. Оказалось, это был очередной приступ идеализма. Нас использовали. А потом выбросили на обочину жизни, как ненужную вещь.

Тамара Владимировна была из нашей общности. А теперь вот что: сын-инвалид, второй сын, у которого особых надежд на будущее тоже нет. Тем не менее, Тамара Владимировна осталась человеком. В чем-то я даже завидую ее сыну. Быть человеком – это всегда современно…

 Сергей ШЕВЦОВ

Комментарии

Авторизуйтесь для комментирования

К сожалению, мы обязаны идентифицировать Вас, чтобы разрешить публиковать отзыв.

С 1 декабря 2018 г. вступил в силу новый закон о СМИ. Теперь интернет-ресурсы Беларуси обязаны идентифицировать комментаторов с привязкой к номеру телефона. Пожалуйста, свяжитесь с нами, и мы зарегистируем для вас персональный аккаунт на нашем сайте.